Webbc.ru

Веб и кризис
46 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что значит волить риск

Обманщик и адепт одновременно

Судя по этому витражу (Музей Средневековья, Париж), нелегко лгать и падать, обгоняя Ангела┘
Фото Михаила Бойко

«Кризисом духовности» именуют обыватели и гуманитарии то историческое (точнее говоря – постисторическое, posthistoire) время, в которое мы попали. «Самой длинной ночью» вслед за поэтом Гельдерлином именует его Мартин Хайдеггер.

По Ницше в этой «самой длинной ночи» нужно уметь играть, по Хайдеггеру рисковать «на одно дыханье больше», обгонять Люцифера – «достигнуть дна бездны быстрее Ангела». Уметь играть – значит уметь утверждать случайность, «смеяться над риском». Если Бытие как всегда-бытие-сущего есть единство множественного, то как же иначе вопрошать это Бытие, как не Игрой? Умеющий играть не играет ради выигрыша, играет ради игры и способен посмеяться над неудачным броском. Рухнули все соборы и замки Абендланда – посмеемся. Желание выиграть-во-что-бы-то-ни-стало по Ницше проистекает из нечистой совести. Это подлое, рабское желание. Человеческое сущее рискует постоянно. Выиграть у Бытия оно не может.

Что это за риск, о котором говорит Хайдеггер? Это такой риск, говорит он, вне которого сущее было бы защищено и укрыто. Незащищенные рискуют. Хайдеггер, конечно, не удовольствуется такой поверхностной констатацией и стремится проникнуть в существо игры: будь люди (и другие сущие) совершенно оставлены в своей незащищенности, говорит он, ими бы рисковали столь же мало, сколь рисковали бы, будь они абсолютно защищенными. Сохраняется божественная интрига, в ходе которой сущие подвешены. Эта подвешенность на весах бытия несет неукрытых в риске, и в этой несомости они суть волимые и волящие как рискующие и отваживающиеся. Риск – это воля. Верно и обратное. Риск и воля придают вес висящему и весящему сущему.

Человек как сущее становится перед миром и перед Смертью. В последнем случае он способен обнаружить Бытие-к-Смерти, подвигающее Решительность забежать вперед себя. Почему «вперед»? Такова судьба и сущностная особенность человека. Уже в антическом, в своем архаическом мышлении он погружен в Открытость или Разомкнутость, чего не бывает с другими сущими. Животные и растения не стоят перед миром, который может быть открыт им или закрыт, отомкнут или разомкнут. Животные и растения, таким образом, говорят на другом своем языке. Человек же обречен постепенно исключаться из мира. Так он становится сознательным существом, так он становится особенным сущим, враждебным и разрушительным по отношению к другим сущим, в конце концов – эксплуататором всего сущего, уже не просто стоящим перед чем-то, но ставящим перед собой бесконечное нагромождение предметов, а далее – симулякров, или, пользуясь выражением Рильке, «муляжей жизни». Человек, отворачиваясь от Смерти и от Бытия-к-Смерти, стремится замостить разверзающийся экзистенциальный Ужас комфортом, загромоздить окружающее предметностью, осуществляя сущность технического начала, производя забвение и суету. Он занимается «преднамеренным самонавязыванием». Тем самым он и движется к сумеркам человечества, к скудным временам, к смерти человеческого. «Человек умер», – прозорливо констатировал Фуко еще до осязаемого торжества трансгуманизма. Человек, как правило, не замечает этого либо полагает угрозу преходящей. Но угроза, затрагивающая саму сущность человеческого отношения к Бытию, есть угроза по преимуществу, есть судьбоносная угроза, сокрытая для сущего в бездне. Однако и спасение, пишет Хайдеггер, может исходить только из этого корня. Совлечение в эту бездну – фундаментальный риск. Чтобы схватить корни угрозы, нужно проникнуть в эту бездну, то есть под основу, в безосновность всего сущего и в бытие этой безосновности, которое есть ничто. Это риск, который больше риска, – задача тех, кто должен обогнать в падении Ангела.

Хайдеггер задается важным вопросом: «Если человек есть то, чем рискуют, и движется вместе с риском, желая его, люди, которые рискуют еще больше, должны быть еще более волящими, желающими. Но может ли воление подняться над безусловностью преднамеренного самонавязывания?» «Нет, – отвечает себе Хайдеггер и продолжает: – Значит, те, кто рискуют больше, могут быть «волящими больше» только в том смысле, что их воление в своей сущности является иным. Волить и волить – это не одно и то же. Те, кто являются более волящими, исходя из сущности воления, остаются более соответствующими воле как бытию сущего. Они больше отвечают бытию, которое проявляет себя как воля. Они более волящие в той мере, в какой они более согласные». В первую очередь, следуя Хайдеггеру, эти рискующие больше сущностного риска человечества – поэты. А поэт – хранитель языка, который для Хайдеггера есть Дом Бытия. Язык для Хайдеггера больше, чем язык для Дерриды, сказавшего: «У человека ничего, кроме языка, нет». Это «ничего», которого нет у человека, на самом деле тоже входит в язык. «Почему есть нечто, а не ничто?» – основной вопрос. «Спросите у Бытия», – основной ответ. Язык сакрален, поэт – адепт.

Но как есть адепт сейчас? Боги давно ушли, простыли не только их следы, но и следы следов вот-вот испарятся под носом самых чутких. Ценности разбиты. Воспевать в принципе нечего. Служить некому. Со стихиями тоже не поговоришь – минули дни Разомкнутости, и воспоминания о них самих тоже стираются. Исчезла прозрачность мира, пропали все основы и оси, рассыпан язык, закончилась история. И что делает поэт и адепт, обреченный быть в бесконечной и тотальной мультициркуляции муляжей вещей, что он делает в победившем нигилизме, как он тут есть? Бежать в эскапизм времен апостасии он не может, ибо тогда прекратит соревноваться с Ангелом в падении, тогда он подвесится на новом мостике, вместо того чтобы лететь в безосновное, – такой поэт или такой мыслитель станет, как бы сказал Ницше, «только красочным изображением всего того, во что когда-то верили». Такой поэт будет фигурой, безвозвратно выпавшей из невидимой, но идущей сквозь времена процессии Диониса, фигурой, слепо посягающей на безвременье, изображением ушедшего и невидимого оригинала. Хайдеггер в своем эссе говорит только, что поэт тут, в скудные времена, есть, есть перед лицом Смерти, представлен Бытию-к-Смерти и рискует больше того риска, который несет человека во времени и в сущем в принципе, и поэт осуществляет свое проникновение в безосновности (в «бездноватости»).

Читать еще:  Товары риска это

В пространстве тотальной сомнительности поэту самому остается стать обманщиком. Обманщик и адепт одновременно? Да, и он еще должен обмануть сам обман. Это формула трикстерства. Искать основу для «потерянного Я, что стало игрушкой стратосферы снов» (Готфрид Бенн) не нужно. Напротив, нужно искать безосновности дна бездны. Позднейшие проклятые поэты должны быть трикстерами.

Идея, будто стихи являются детьми поэтов, – пошлейшая и жалкая болтовня. Никакого наследия у поэта нет. Он есть сквозь мед поэзии, но не производитель продукции из меда. Поэт, который что-то производит, – это самогонщик, не нашедший лучшего применения для амброзии судьбы, чем сравнять ее с буряком. Хайдеггер формулирует: «Рискующий риск все исполняет, но ничего не производит».

Влияние техногенных процессов на бытие человека

1. Какую роль в жизни человека играет его воля? Что значит «волить риск»?

2. Какие изменения в наличное бытие человека (Dasien) вносит техника как форма его волевой деятельности?

3. Какое превращение при этом претерпевает само наличное бытие?

Мы прежде, чем растенье или зверь,

Идем одной дорогой с риском, волим риск».

«То, что названо здесь волением, — это пробивание себе пути.. Такое воление определяет сущность человека нового времени, хотя он поначалу и не ведает всей широты воления…

…Для такого воления все наперед (потому и в дальнейшем) неудержимо превращается в материал составления, пробивающего себе путь. Земля и атмосфера Земли превращаются в сырье. Человек делается людским материалом, который в нужный момент пускается вход, ради достижения предварительно поставленных целей. Преднамеренное составление мира неукоснительно пробивает себе путь, а все это устраивается как состояние человеческого приказывания — вот процесс, который выступает наружу из скрытой сущности техники…

Современная наука и тоталитарное государство, будучи неизбежными следствиями сущности технического, вместе с тем составляют ее свиту. То же можно сказать и о тех формах и средствах, которые пускаются в ход в целях организации мирового общественного мнения и повседневных представлений людей. Не только все живое опредмечивается средствами техники путем разведения и потребления, но полным ходом идет наступление атомной физики на явление живого как такового»[84].

Вопросы для самоконтроля:

1. Сопоставьте различные концепции происхождения человека в религии, науке и философии.

2. Существуют ли реально «общечеловеческие ценности» и какие именно?

3. Человек и личность — это тождественные понятия. Можно ли согласиться с данным суждением, и какие выводы из этого следуют?

4. Каково соотношение биологической и социальной эволюции в истории человечества?

5. Проблема природы и сущности человека в философии.

6. Проблема жизни и смерти в духовном опыте человечества.

7. Диалектика исторической необходимости и свободы личности.

8. Свобода и ответственность личности.

9. Какими понятиями оперируют сторонники постмодернизма?

10. Охарактеризуйте новый тип мышления, который моделирует Жиль Делез в книге «Логика смысла».

11. Какова сущность «искусства поверхности» и его аналога — юмора — в культуре XX века?

12. Что такое симулякр и симуляция?

13. Раскройте понятия: «образ зеркала», «виртуальная реальность».

14. «Экономика — это ключ к пониманию жизни человека вообще». В каком философском направлении нашло отражение такое понимание сущности человека?

15. «Человек — это общественное животное, обладающее разумом». Кому из известных философов принадлежит это высказывание?

studopedia.org — Студопедия.Орг — 2014-2020 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.003 с) .

Как измерить риск инвестиций

И как понять, на какой риск можно идти

Средняя доходность американского рынка акций с 1965 года — около 10% годовых.

Но если вы вложите в американские акции на один год, вы можете получить доходность и −37% — такой результат получили инвесторы в 2008 году. Это риск инвестиций в акции.

Интуитивно все понимают: риск — это вероятность провала. Например, вы ожидали доходность 10% годовых, а получили 40% убытка. Это реализовался риск. Очевидно, что нужно уметь как-то оценивать вероятность такого исхода.

Риск — сложная штука, потому что это уравнение со многими неизвестными. Зачастую риск оценивается по историческим данным и в некотором смысле это как управление автомобилем по зеркалу заднего вида.

Говорить о рисках сложно и интересно. Этим и займемся.

Почему важна оценка риска

Перед инвестированием желательно оценить риск с учетом целей и возможностей. В зависимости от того, сколько у вас денег и на какой срок вы вкладываете, вам подойдут разные инструменты и стратегии.

Например, у вас есть свободные 100 тысяч рублей и вы хотите за год превратить их в 200 тысяч. Тогда покупаете на все деньги акции одной компании второго эшелона и задерживаете дыхание. Риск высокий: в масштабах года эти акции могут обесцениться и на 25%, и на 50%, и даже на 100%. Но могут и подняться в цене на столько же.

Если у вас есть стабильный источник дохода и вы инвестируете часть денег на старость, вам может быть важен долгосрочный результат, но не так страшно, если в следующем году инвестиции обесценятся на треть, а еще через год вырастут вдвое. В таком случае вы можете часть денег инвестировать в рискованные ценные бумаги, а часть — в консервативные инструменты.

Читать еще:  Диверсификация рисков это

Идти на риск или нет — зависит от вашего финансового положения

Если вы планируете уже сейчас жить на деньги от инвестиций, то скачки в доходности и потоках платежей могут быть недопустимы, ведь вам нужен стабильный доход. В таком случае вам подойдут более предсказуемые инструменты, такие как банковские депозиты, короткие государственные облигации или фонды облигаций.

Обычно считается так:

  • акции и фонды акций — рискованный инструмент;
  • облигации и фонды облигаций — среднерисковые;
  • короткие гособлигации и депозиты — относительно безопасные.

Но у всего есть нюансы.

Премия за риск

Считается, что за более высокий риск инвесторы получают более высокую доходность. Это называется премией за риск.

Если вам нужна стабильность, вы покупаете менее рискованные инструменты, но получаете по ним меньший доход. Если вы готовы рисковать, то покупаете более рискованные инструменты и это может принести больший доход. А может не принести. А может принести убыток.

Например, 100 $, инвестированные в довольно рискованный индекс американских акций 90 лет назад, сейчас превратились бы в 300 000 $ . Но та же сотня, инвестированная в сравнительно безопасные американские гособлигации, превратилась бы лишь в 7000 $. При этом суперрискованные акции отдельных компаний подешевели до нуля из-за банкротства.

Чем выше риск, тем выше возможный доход. Ключевое слово — возможный.

Кухонный анализ риска

Прежде чем перейти к качественному и количественному анализу, немного кухонной философии. У аналитиков есть сложные формулы и модели, по которым они считают риск. Они полезны для своих задач, но на практике для нас не так уж нужны. В формулах и моделях используется довольно небольшое число входящих параметров, а мир бесконечно разнообразен и сложен. Поэтому все финансовые расчеты довольно условны и легко разбиваются о суровую реальность с бесконечным числом неизвестных.

Я веду к тому, что для оценки рисков не обязательно погружаться в математические дебри. Просто посмотрите на то, что происходит вокруг.

ЦБ отзывает у банков по три лицензии в неделю. Рискованно ли в такой ситуации иметь депозиты в российских банках или покупать их облигации? Еще как!

В 2007—2008 годах американский рынок акций потерял 45% своей капитализации из-за финансового кризиса. Рискованно ли вкладывать в акции, даже американские? Да!

В 1989 году индекс фондового рынка Японии достиг значения в 38 957 пунктов, но больше никогда к этому значению не возвращался и сейчас находится на уровне около 20 000 пунктов (то есть на 50% ниже). Всегда ли можно досидеть в подешевевших акциях до выхода в прибыль? Пока непонятно, но, как показывает японский рынок на горизонте в 30 лет, не всегда.

19 сентября 2008 года российский индекс РТС вырос на +22,39% за один день. 6 октября 2008 года этот же индекс за один день потерял 19,10%. Готовы ли вы к таким горкам?

Инвестиции на фондовом рынке — это риск. Желательно иметь представление о его размере, чтобы это не стало сюрпризом. Одним способом оценить риск даже без специальных знаний может быть просто изучение того, что случалось ранее, хоть по «Википедии».

Маркировка риска на продуктах

У некоторых финансовых инструментов (например у ETF -фондов) бывает простенькая маркировка уровня риска. Доступные на Московской бирже ETF -фонды работают по европейскому законодательству, которое предписывает каждому фонду иметь маркировку уровня риска по шкале от 1 до 7. 7 — самые рискованные.

Фонд FXRL на российские акций имеет самый высокий уровень риска — 7; фонд FXUS на американские акции — 5; а фонд денежного рынка FXMM — 1, самый низкий. Это значит, что акции FXRL могут завтра сильно подешеветь или подорожать. Если они подешевеют, то вы получите временный убыток. А вот акции FXMM завтра будут стоить примерно столько же, сколько и сегодня. На них вы не заработаете сумасшедшей доходности, но и точно не потеряете деньги. Правда, слово «точно» в ценных бумагах применять нельзя: риск хотя и низкий, но не нулевой.

Аналогичная система маркировки риска есть, например, на сайте американской биржи Nasdaq. Индекс риска — число от нуля до 1000, которое считается по какой-то замороченной формуле. Чем выше число, тем больше риск. Вот значения для нескольких знакомых компаний, индексов и ETF -фонда на облигации:

  • «Веон» («Билайн») — 168;
  • «Фейсбук» — 87;
  • Гугл — 77;
  • индекс S&P 500 — 47;
  • индекс Nasdaq — 58;
  • iShares Floating Rate Bond ETF ( FLOT ) — 4.

Получается, что акции «Билайна» — в два раза более рискованный инструмент, чем акции «Фейсбука» , а сами акции «Фейсбука» в два раза более рискованные, чем акции фондов на индекс S&P 500.

К примерам я добавил и более экзотический инструмент — ETF -фонд среднесрочных корпоративных американских облигаций с плавающей ставкой. Такой пример я добавил, чтобы показать, что индекс риска может быть очень низким:

По данным сайта Nasdaq

Простенькие оценки риска на продуктах не позволяют оценить абсолютный размер риска, но позволяют сравнивать разные инструменты, чтобы понять, какие менее, а какие более рискованные.

Качественный анализ и кредитные рейтинги

Если вы хотите сами оценить риск, придется заняться качественным анализом. Это просто умное слово, которое означает « посмотреть своими глазами , найти причины и следствия». Вы смотрите на финансовое состояние компании, ситуацию на рынке и политическую обстановку, делаете какие-то выводы. Это качественный анализ.

Пример качественного анализа — кредитные рейтинги специальных агентств, таких как «Мудис», «Фитч» и «Эс-энд-пи». Люди в агентствах изучают, как устроена компания, что там у нее с партнерами, рынками, экономикой и всем остальным.

Читать еще:  Социальный риск определение

Рейтинг показывает, насколько компания надежная и вернет ли долги

На базе экспертных оценок отдельных факторов формируется рейтинг — некое число или буква, которая объясняет, насколько компания хороша. У одних агентств качественные оценки являются основой рейтинга, у других используются наряду с количественными, о которых позже. Рейтинги «кредитные», поэтому они обычно применяются к оценке риска в облигациях, то есть какова вероятность, что компания займет и не вернет.

Кредитные рейтинги не подразумевают какой-то точной вероятности дефолта эмитента. Однако существуют исследования, которые сопоставляют банкротства с рейтингом.

Например, полистайте исследование «Эс-энд-пи»: за последние пять лет было 0 дефолтов эмитентов с хорошим «инвестиционным» рейтингом и 412 дефолтов эмитентов с «неинвестиционным» рейтингом, означающим очень опасный дерзкий актив.

«Инвестиционный» — это вроде как безопасный, вкладывайтесь, мужики. «Неинвестиционный» — сами понимаете.

Рейтинг, как и маркировка ETF , полезен при сравнении облигаций. Например, Тинькофф-банк имеет рейтинг агентства «Фитч» на уровне BB−, а Россия — BBB−. Россия на три ступени выше, то есть инвестировать в облигации России безопаснее.

Диагностика рисков увольнения в крупных компаниях

По данным исследования, проведенного экспертами The Economist Intelligence Unit (аналитическое подразделение авторитетного британского журнала The Economist), человеческий фактор — главный из рисков, угрожающих крупным компаниям. Ущерб от него может быть больше, чем от репутационных проблем или политических рисков, причем предотвратить уход сотрудников порой почти так же сложно, как защититься от терроризма.

Аналитики Economist Intelligence Unit отмечают, что опрошенные руководители 218-ти компаний из стран Азии, Австралии, Северной Америки и Западной Европы среди ключевых рисков назвали следующие:

  • недостаточная квалификация работников;
  • проблема замены старых кадров новыми;
  • уход особо ценных сотрудников.

Следствием нелояльности менеджеров по продажам может стать потеря клиентов; увольнение сертифицированных специалистов влечет за собой дополнительные затраты на обучение, а в самом неблагоприятном случае — даже потерю компанией статуса (например, статуса партнера Microsoft и пр.) и снижение ее конкурентоспособности.

Еще одна зона риска при увольнении сотрудников — утечка/потеря информации. Это особенно важно в случае возможного увольнения сотрудников, работающих с конфиденциальной информацией клиентов.

Возможный ущерб увеличивается, если речь идет об уходе ключевых сотрудников — высококвалифицированных, обладающих уникальными компетенциями или являющихся лидерами коллектива. Замена таких специалистов новичками может отбросить компанию назад.

Уменьшить последствия кадровых потерь можно за счет:

  • построения эффективной организационной структуры;
  • разработки действенной системы информационной безопасности;
  • заключения между компаниями-конкурентами «джентльменских соглашений» о непереманивании сотрудников и пр.

Однако и для компании, в которой описаны зоны ответственности каждого работника, имеющей подготовленный кадровый резерв и отлаженную организационную структуру, уход ключевого специалиста (а тем более — целого подразделения) становится серьезной проблемой. Очевидно, что полностью застраховаться от таких потерь невозможно. Тем не менее, есть ряд методов, позволяющих оценить степень готовности сотрудников уйти из компании, а также диагностировать основные причины возможного увольнения. Один из таких методов мы хотим представить вниманию коллег-эйчаров.

В основе диагностики рисков увольнения лежит комплексное исследование удовлетворенности персонала. Общий параметр «удовлетворенность» может включать в себя следующие аспекты:

  • качество управления — на локальном уровне (непосредственный руководитель) и в компании в целом;
  • содержание выполняемой работы;
  • рабочая нагрузка;
  • оплата труда и система мотивации;
  • физические условия труда;
  • качество и полезность обучения;
  • возможности для профессионального развития и карьерного роста;
  • взаимоотношения в коллективе и т. п.

Очевидно, что сотрудники с высокой степенью удовлетворенности будут менее настроены на увольнение 1 . И наоборот: с ростом недовольства людей снижается общая эффективность их деятельности и надежность в кризисных ситуациях, а значит — возрастают кадровые риски и связанные с ними потери.

Процесс диагностики можно разбить на четыре этапа.

I. Разработка диагностического инструмента

Достаточно простым, быстрым и наименее ресурсозатратным методом сбора информации является анкетирование сотрудников (с использованием стандартизированных бланков и процедур обработки данных). При подготовке анкеты для сбора мнений необходимо соблюдать ряд требований:

    Анкета должна быть специально подготовленной для использования в конкретной организации в конкретный период времени. При разработке вопросов обязательно нужно учитывать сферу деятельности компании, особенности корпоративной культуры и другие нюансы. Только в таком случае анкета станет рабочим инструментом эйчара, позволяющим получить актуальную информацию.

При регулярном проведении исследования удовлетворенности формулировки основных вопросов должны оставаться неизменными. Это даст возможность проследить динамику отношения сотрудников к основным факторам, определяющим уровень удовлетворенности, а также выявить тенденции изменения удовлетворенности.

  • В анкету следует включать как закрытые, так и открытые вопросы 2 . Ответы на открытые вопросы требуют больше времени, их сложнее и дольше обрабатывать и анализировать. Однако если исследование проводится впервые либо нет достаточной статистической базы для создания типичных вариантов ответов, то именно развернутые отклики респондентов позволят построить «дерево проблем», выявить причины возникновения сложностей в работе и оценить возможные последствия. При составлении анкеты важно сбалансировать закрытые и открытые вопросы, а также оставить поля для комментариев сотрудников или непредусмотренных вариантов ответа.
  • Одна из важных дополнительных целей исследования — определение рисков ухода конкретных специалистов, поэтому оно не может быть анонимным. Поскольку в итоговом отчете нужно приводить фамилии сотрудников и указывать конкретные причины их неудовлетворенности, важной составляющей успешного проекта является доверие работников к своему линейному менеджеру и специалисту по персоналу.

    II. Обработка и анализ результатов

    При проведении исследования удовлетворенности сотрудникам предлагалось выбрать один из вариантов ответа для каждого из вопросов анкеты. При обработке информации каждому из вариантов ответов присваивается определенный балл, отражающий степень удовлетворенности или неудовлетворенности респондента (пример оценки ответов см. в таблице 1).

    Табл. 1. Оценка удовлетворенности респондента

    Оценка (в баллах)

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector