Webbc.ru

Веб и кризис
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Уступка несуществующего права требования

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 января 2010 г. N 13834/09 Первоначальный кредитор обязан возместить новому кредитору убытки, причиненные передачей по договору уступки требования несуществующего права

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего — Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Иванова А.А.;

членов Президиума: Андреевой Т.К., Валявиной Е.Ю., Витрянского В.В., Вышняк Н.Г., Завьяловой Т.В., Иванниковой Н.П., Козловой О.А., Маковской А.А., Першутова А.Г., Сарбаша С.В., Слесарева В.Л., Харчиковой Н.П. —

рассмотрел заявление общества с ограниченной ответственностью «Моспродукт» о пересмотре в порядке надзора постановления Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 25.06.2009 по делу N А19-14477/08-9 Арбитражного суда Иркутской области.

В заседании приняла участие представитель заявителя — общества с ограниченной ответственностью «Моспродукт» (истца) — Марченко Ю.Г.

Заслушав и обсудив доклад судьи Харчиковой Н.П., а также объяснения представителя участвующего в деле лица, Президиум установил следующее.

Общество с ограниченной ответственностью «Моспродукт» (далее — общество) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью «ПромСервисБанк» (далее — банк) о расторжении договора уступки права требования (цессии) от 30.08.2006 и взыскании убытков в размере 15 704 613 рублей 09 копеек.

Решением Арбитражного суда Иркутской области от 24.02.2009 с ответчика в пользу истца взыскана сумма убытков, в удовлетворении требования о расторжении договора цессии от 30.08.2006 отказано, поскольку он исполнен сторонами.

Постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 13.05.2009 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа постановлением от 25.06.2009 решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции в отношении взыскания убытков отменил и в удовлетворении этой части иска отказал, в остальной части указанные судебные акты оставил без изменения.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора постановления суда кассационной инстанции общество просит его отменить, ссылаясь на нарушение единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права.

В отзыве на заявление банк просит оставить названный судебный акт без изменения.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзыве на него и выступлении присутствующего в заседании представителя участвующего в деле лица, Президиум считает, что заявление подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как установлено судами, между банком (цедентом) и обществом (цессионарием) заключен договор уступки права требования (цессии) от 30.08.2006 (далее — договор цессии), в соответствии с которым цедент передал цессионарию право требования с общества с ограниченной ответственностью «Фирма «Братский виноводочный завод» (далее — завод) задолженности в сумме 15 704 613 рублей 09 копеек по кредитному договору от 21.08.2003 N 162/ю-03, а также права, обеспечивающие исполнение данного обязательства, по договорам ипотеки от 21.08.2003 N 38-01/03-26/2003-148 и поручительства от 21.08.2003 N 162.1/ЮП-03, N 162.2/ЮП-03.

В оплату уступаемого права (требования) цессионарий передал цеденту простой вексель банка N 0002578 вексельной суммой 15 700 000 рублей и уплатил 4 613 рублей 09 копеек.

О состоявшейся уступке новый кредитор 01.09.2006 уведомил должника.

В ответ на данное уведомление конкурсный управляющий заводом в письме от 10.09.2006 сообщил, что переданное обществу по договору цессии право (требование) погашено путем заключения соглашения об отступном от 07.03.2006.

Первоначально общество обращалось с иском к банку о признании недействительным договора цессии (дело N А19-12931/07-31 Арбитражного суда Иркутской области). Суды первой и апелляционной инстанций в признании сделки недействительной отказали. На стадии кассационного производства истец отказался от иска, его отказ был принят судом, в связи с чем состоявшиеся судебные акты отменены, производство по делу прекращено.

Предъявляя настоящий иск, общество просило расторгнуть договор цессии на основании статей 450, 453 Гражданского кодекса Российской Федерации и взыскать причиненные убытки, поскольку ответчиком по спорному договору передано несуществующее право.

Так, банк до заключения договора цессии с обществом реализовал свое право кредитора, предъявив иск о солидарном взыскании с завода и поручителей задолженности и процентов по кредитному договору.

Решением Братского городского суда Иркутской области от 18.10.2005 по делу N 2-1914-2005 с завода, Шукюрова Моххубата Ширали Оглы, Шукюровой Миршафаг Миргусеин Кызы (поручителей) в пользу банка взыскано солидарно 20 000 000 рублей основного долга, 343 561 рубль 67 копеек процентов по кредиту, 10 410 рублей процентов за ведение ссудного счета и 20 000 рублей расходов по уплате государственной пошлины (всего 20 373 972 рубля).

Впоследствии между поручителями и банком заключено мировое соглашение от 07.03.2006, по условиям которого взамен исполнения указанного солидарного обязательства в качестве отступного на основании статьи 409 Гражданского кодекса Российской Федерации банку передано имущество: двухэтажный кирпичный жилой дом стоимостью 5 185 000 рублей, автомобиль марки «Мерседес-S500» стоимостью 381 978 рублей и автомобиль марки «Тойота Land Cruiser» стоимостью 1 086 386 рублей.

Определением Братского городского суда Иркутской области от 07.03.2006 данное мировое соглашение утверждено, исполнительное производство в службе судебных приставов Братского городского отделения службы судебных приставов Главного управления Федеральной службы судебных приставов по Иркутской области N 49435/10-05 от 20.12.2005 прекращено.

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа постановлением от 03.04.2007 по другому делу Арбитражного суда Иркутской области (N А19-5939/05-49) исключил в полном объеме требования банка из реестра требований кредиторов завода-должника.

Принимая во внимание названные обстоятельства, суды первой и апелляционной инстанций в ходе рассмотрения настоящего спора также пришли к выводу о том, что воля сторон, заключивших мировое соглашение, была направлена на прекращение обязательства в полном объеме. Условия мирового соглашения исполнены поручителями, что является в силу пункта 1 статьи 325 Гражданского кодекса Российской Федерации основанием для освобождения остальных должников от исполнения кредитору.

Следовательно, на момент заключения между истцом и ответчиком договора цессии права требования исполнения обязательств по кредитному договору от 21.08.2003 N 162/ю-03, а также по обеспечивающим исполнение данного обязательства договору ипотеки от 21.08.2003 N 38-01/03-26/2003-148 и договорам поручительства от 21.08.2003 N 162.1/Юп-03 и N 162.2/Юп-03 у банка не существовало, так как основное обязательство было погашено на основании утвержденного судом мирового соглашения от 07.03.2006. В связи с этим суды первой и апелляционной инстанций указали на обязанность ответчика возместить истцу причиненные убытки в размере стоимости оплаченного обществом несуществующего права требования, переданного ему банком.

Отменяя судебные акты судов первой и апелляционной инстанций и отказывая в иске, суд кассационной инстанции счел недоказанными факт нарушения прав общества при заключении договора цессии и факт нарушения банком условий этого договора. По мнению суда, у истца отсутствовали препятствия для исполнения договора цессии, поэтому оснований для привлечения ответчика к ответственности исходя из положений статьи 390 Гражданского кодекса Российской Федерации не имеется.

Между тем выводы суда кассационной инстанции не соответствуют установленным по делу обстоятельствам и имеющимся доказательствам и противоречат положениям главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Пунктом 2 статьи 385 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрена обязанность кредитора, уступившего право (требование) другому лицу, передать ему документы, удостоверяющие это право (требование), и сообщить сведения, имеющие значение для его осуществления.

По смыслу статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации кредитор может передать другому лицу только существующее право требования.

Представленные в материалы дела документы свидетельствуют о том, что на момент заключения договора цессии право требования по кредитному договору у банка отсутствовало. Кроме того, первоначальный кредитор не представил доказательств извещения нового кредитора о состоявшемся решении суда общей юрисдикции, утверждении этим судом мирового соглашения, то есть не сообщил сведения, имеющие значение для осуществления прав нового кредитора. Об указанных обстоятельствах свидетельствует и тот факт, что договор цессии заключен сторонами на передачу прав по основному и обеспечительным обязательствам, а не по вступившему в законную силу решению суда общей юрисдикции с учетом утвержденного судом мирового соглашения.

Следовательно, передача недействительного требования, под которым понимается в том числе и отсутствующее у первоначального кредитора право, влечет ответственность передающей стороны на основании статьи 390 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При таких обстоятельствах оспариваемое постановление суда кассационной инстанции нарушает единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права и в силу пункта 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит отмене.

Читать еще:  Состав правительства марий эл

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 5 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 25.06.2009 по делу N А19-14477/08-9 Арбитражного суда Иркутской области отменить.

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 24.02.2009 и постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 13.05.2009 по тому же делу оставить без изменения.

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 января 2010 г. N 13834/09

Текст постановления размещен на сайте Высшего Арбитражного Суда РФ в Internet (http://www.arbitr.ru)

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2020. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Юристу

Кредитор вправе уступить только существующее право требования, в противном случае такое требование является недействительным, а новый кредитор вправе взыскать убытки в размере оплаченной цены уступки

12 марта

Постановление Президиума ВАС РФ от 19.01.2010 N 13834/09 по делу N А19-14477/08-9

«Кредитор вправе уступить только существующее право требования, в противном случае такое требование является недействительным, а новый кредитор вправе взыскать убытки в размере оплаченной цены уступки»

Суть спора

Банк (цедент) и общество с ограниченной ответственностью (цессионарий) заключили договор уступки права требования (далее — договор), в соответствии с которым были уступлены право требования к винно-водочному заводу, а также права по договорам ипотеки и поручительства, обеспечивающие исполнение указанного обязательства. О состоявшейся уступке должник был уведомлен, однако в ответе на уведомление конкурсный управляющий завода сообщил, что переданное по договору право требования погашено путем заключения соглашения об отступном, совершенном до заключения договора.

Первоначально общество обратилось в суд с иском о признании договора недействительным, но на стадии кассационного производства отказалось от иска.

Впоследствии общество потребовало расторжения договора и взыскания причиненных убытков, поскольку банком было уступлено несуществующее право.

В рассматриваемой ситуации банк уступил право требования, которое на момент заключения договора прекратилось. В этой связи возникают следующие вопросы: является ли договор ничтожным или незаключенным, если на его основании уступлено несуществующее право требования? Вправе ли цессионарий по такому договору требовать с цедента взыскания убытков?

Решения судов разных инстанций

Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили иск в части взыскания убытков, поскольку право требования на момент его уступки у банка не существовало. На этом основании последний обязан возместить обществу причиненные убытки в размере стоимости оплаченного несуществующего права требования. Однако суд кассационной инстанции отменил акты судов первой и апелляционной инстанций, поскольку счел недоказанными факты нарушения прав общества при заключении договора и несоблюдения банком его условий.

В Определении ВАС РФ от 27.11.2009 N ВАС-13834/09 по данному делу (далее — Определение) выводы суда кассационной инстанции были признаны ошибочными, поскольку банк уступил несуществующее право требования в связи с тем, что оно было прекращено предоставлением отступного.

ВАС РФ применил к рассматриваемой ситуации п. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Информационное письмо ВАС РФ N 120). Согласно данному разъяснению передача недействительного требования, под которым понимается и несуществующее право, влечет ответственность передающей стороны на основании ст. 390 ГК РФ.

Таким образом, кредитор может уступить только существующее право требования, в противном случае требование является недействительным, а новый кредитор по такому договору вправе взыскать убытки в размере оплаченной цены уступки.

При этом из указанного пункта Информационного письма ВАС РФ N 120 следует, что недействительность требования, переданного на основании соглашения об уступке права (требования), не влечет недействительности этого соглашения.

Именно этим объясняется изменение обществом способа защиты своих прав (отказ от иска о признании договора недействительным и предъявление иска о расторжении договора и взыскании убытков): тот факт, что уступленное право требования не существовало, не влечет недействительности договора, поэтому возврат уплаченных денежных средств в порядке реституции исключается.

Необходимо отметить, что в судебной практике неоднозначно решен вопрос о правовых последствиях уступки несуществующего права требования.

При принятии Определения ВАС РФ исходил из указанных выше положений Информационного письма N 120, и существует судебная практика с аналогичными выводами (Определение ФАС Волго-Вятского округа от 21.12.2009 по делу N А43-1453/2009, Постановление ФАС Поволжского округа от 16.05.2008 по делу N А12-10970/07-С35).

Тем не менее есть противоположная позиция, согласно которой уступка несуществующего права влечет недействительность договора уступки (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 01.09.2009 N Ф03-3535/2009 по делу N А04-1875/2008-8716/2008, Постановления ФАС Северо-Западного округа от 24.08.2007 по делу N А05-12550/2006-27, от 09.01.2007 по делу N А56-49936/2004, от 15.06.2007 по делу N А56-23687/2006, Постановление ФАС Поволжского округа от 17.08.2007 по делу N А72-3787/06-26/197). Однако данный подход противоречит п. 1 Информационного письма ВАС РФ N 120.

Также существует судебная практика, согласно которой в случае признания уступленного права требования отсутствующим (несуществующим) договор уступки такого требования является незаключенным ввиду неопределенности предмета договора (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 19.10.2007 по делу N А05-3047/2007).

В отношении права общества на взыскание убытков с банка ВАС РФ в своем Определении поддержал выводы судов первой и апелляционной инстанций.

Позиция Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ (далее — Президиум ВАС РФ) отменил постановление суда кассационной инстанции, оставил без изменений решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции, поддержав при этом выводы, изложенные в Определении.

Президиум ВАС РФ пришел к выводу, что согласно ст. 382 ГК РФ кредитор может передать другому лицу только существующее право требования. На момент заключения спорного договора право требования у банка отсутствовало. Кроме того, Президиум ВАС РФ указал, что недействительным является в том числе и отсутствующее право требования, поэтому его передача влечет ответственность передающей стороны на основании ст. 390 ГК РФ, согласно которой первоначальный кредитор отвечает за недействительность переданного ему требования.

В отношении права общества на взыскание с банка убытков Президиум ВАС РФ не выразил однозначно свою позицию, но, оставив без изменения решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции, согласился с их выводами и тем самым допустил возможность такого взыскания.

Сообщаем, что исходя из п. 5.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.03.2007 N 17 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам» и п. 1 резолютивной части Постановления Конституционного Суда РФ от 21.01.2010 N 1-П рассматриваемое Постановление Президиума ВАС РФ не является основанием для пересмотра дел по вновь открывшимся обстоятельствам, поскольку не содержит прямого указания на то, что изложенные в нем правовые позиции имеют обратную силу.

Обзор подготовлен специалистами компании «Консультант Плюс» и предоставлен компанией «КонсультантПлюс Свердловская область» — информационным центром Сети КонсультантПлюс в г. Екатеринбурге и Свердловской области

Уступка права: как меняются нормы ГК о цессии и какие вопросы остались без ответов

Новеллы: как меняется регулирование цессии

Дополнение в ст. 386 ГК [вторая позиция в таблице – «Право.ru»] – почти революционное. Оно защитит нового кредитора от «сюрпризов», которые могут появиться спустя некоторое время. В то же время новелла заметно ограничит права должника, который обязан мгновенно сориентироваться, собрать документы и помнить о том, что право на возражение может в любой момент прекратиться.

Партнер АБ «Инфралекс» Артем Кукин

Согласно новой норме, сообщить о возражениях нужно «в разумный срок». Сколько он составляет – определит, как обычно, судебная практика. В качестве общего правила можно сказать – чем раньше, тем лучше, говорит Екатерина Баглаева из КА «Юков и партнеры».

ВС решил, возможна ли цессия денежного требования по госконтракту

Если должник – организация и в ней работают квалифицированные специалисты, им будет несложно оперативно представить возражения против требования кредитора, прогнозирует Кукин. Проблемы, по его мнению, могут возникнуть у граждан, главным образом – заемщиков по потребительским кредитам и микрозаймам. «Граждане, как правило, всячески избегают контактов с коллекторами, но это обернется теперь против них: коллекторы смогут говорить, что «уклонисты» потеряли право на возражения».

Читать еще:  Исключительные права третьих лиц

Новеллу не может одобрить Сергей Морозов из юркомпании «Хренов и партнеры». Ему непонятно, почему обязанность раскрывать риски, связанные с уступкой, возложили не на цедента, а на должника, который вообще не участвует в договоре цессии. К тому же должника обязали раскрывать возражения только новому кредитору, а не первоначальному. Почему они не равны в своих правах, задается вопросом Морозов. Когда начнет действовать норма, недобросовестные кредиторы смогут уступать права требования своему аффилированному лицу – это поможет им заранее узнать возможные возражения должника и ограничить его в новых возражениях, опасается Морозов.

Возможность ограничить ответственность цедента за недействительность требования [третья позиция в таблице – «Право.ru»] увеличит риски цессионария, поэтому ему надо пользоваться новой нормой с максимальной осторожностью, прокомментировала руководитель группы практики по разрешению споров Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Юлия Романова.

Защита добросовестных лиц: вопросы без ответов

В договоре цессии можно предусмотреть запрет на уступку права. Но законодательство не обеспечивает исполнения этого условия. Должник вправе оспорить уступку лишь по неденежному обязательству, а цессионарий знает о договорном запрете (ч. 4 ст. 388 ГК), говорит Морозов. В остальных случаях, по словам юриста, должник может требовать лишь возмещения убытков, но получить их через суд довольно сложно.

Кредитор получает простор для злоупотребления правом: сначала он выторговывает для себя условия получше в обмен на запрет уступки, а затем может безболезненно нарушить это условие и уступить право требования.

Юрист юркомпании «Хренов и партнеры» Сергей Морозов

Впрочем, если цедент и цессионарий хотели причинить вред должнику, то уступку можно попробовать признать недействительной по признаку злоупотребления правом (ст. 10 и 168 ГК), напоминает Баглаева из «Юкова и партнеров».

Пленум ВС обсудил спорные вопросы перемены лиц в обязательстве

Павел Меньшенин из КА «Делькредере» поднимает другую проблему: защищен ли добросовестный цессионарий от договора уступки, заключенного задним числом? По мнению адвоката, ответа не дает ни Гражданский кодекс, ни Постановление Пленума ВС № 54 от 21 декабря 2017 года. «Например, цедент уступил требование, передал подлинники документов, должник исполнил обязательство новому кредитору, – рассказывает Меньшенин. – Тут приходит третье лицо и говорит, что цедент уступил ему это требование раньше, хотя должник и цессионарий об этом не знали. Это третье лицо взыскивает неосновательное обогащение». П. 4 ст. 390 ГК о риске последствий такого исполнения Меньшенин считает недостаточно конкретной, а Пленум не разъясняет норму, а лишь ее цитирует.

Злоупотребления с договорами цессии

  • Чаще всего договоры цессии используются для вывода ценных активов, в том числе – в банкротстве. Например, их могут оплатить неликвидными векселями. Также накануне отзыва лицензии банк может уступить избранным кредиторам права требования к надежным заемщикам, которые «оплачивают» уступку деньгами, зависшими на счетах этого же банка, приводит пример Кукин.
  • Чтобы начать банкротить компанию максимально быстро, недобросовестные лица покупают права требования по кредитным договорам, делится Юлия Романова из Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP. Требования банков здесь не надо заранее «просуживать», объясняет она. Эффективных мер против такой тактики пока нет – остается доказывать факт злоупотребления правом в каждом конкретном деле, говорит Романова.
  • В банкротстве должник может выкупить часть требований через аффилированные фирмы и получить контроль над процедурой. Кроме того, цессия используется для обхода законодательного запрета включать в реестр кредиторов внутрикорпоративные требования. Например, компания получила от акционеров заем, а они уступили право третьим лицам «со стороны». Тут можно попытаться уйти от квалификации корпоративных отношений, ссылаясь на добросовестность цедента, делится Сергей Морозов из юркомпании «Хренов и Партнеры».
  • Бывает, что цессионарий практически ничего не заплатил цеденту, но уже получил право требования к должнику. По словам Михаила Гусева из АБ «Инфралекс», таким образом взаимосвязанные компании выводят активы. Но это может быть и просто недобросовестный цессионарий. Доказать безвозмездность цессии крайне сложно, говорит адвокат: если нет оплаты или условия об оплате, суды это еще не убедит (п. 3 Постановления Пленума ВС № 54). Как показывает практика, признать такие сделки недействительными возможно уже в банкротстве, утверждает Гусев, который приводит в пример постановления АС Московского округа № Ф05-12458/2016 от 11 апреля 2017 по делу № А40-99087/2015 и № Ф05-15689/2017 от 03 ноября 2017 по делу № А40-124117/2015.
  • С помощью уступки права требования физлицу можно искусственно изменить подведомственность и подсудность экономического спора. В суде общей юрисдикции может быть проще получить обеспечительные меры (например, наложить арест на имущество), ведь в арбитражных судах это скорее исключение, делится руководитель практики «ФБК Право» Александра Герасимова. Она призывает чаще использовать подход, который Президиум ВАС сформулировал еще в 2008 году: «Не допускается искусственное изменение подведомственности экономического спора» (Постановление от 09 сентября 2008 года № 6132/08).

Как обеспечить стабильность оборота прав требования и защитить всех его участников – обсудят на круглом столе Петербургского международного юридического форума «Уступка требования в судебной практике». Юрфорум пройдет с 15 по 19 мая 2018 года.

Договор цессии

Проблемы цессии в судебной практике: недействительность права, запрет на уступку права, несоблюдение формы договора

Цессия давно стала неотъемлемой частью гражданско-правовых отношений. Отсюда и множество судебных споров, связанных с данным способом перемены лиц в обязательстве — по самым разным основаниям.

В сегодняшнем материале попытаемся проанализировать основные и наиболее часто встречающиеся проблемы уступки права требования при рассмотрении конкретных арбитражных дел.

Недействительность уступленного права.

Часто встречающаяся в судебной практике разновидность заявлений об оспаривании цессии — в связи с недействительностью переданного права.

Как правило, при рассмотрении таких требований судьи придерживаются следующей позиции: возможность совершения уступки не зависит от фактического существования или действительности требования, передаваемого новому кредитору.

Если сторона не в состоянии исполнить обязанность по передаче предмета соглашения, она несет ответственность за это обстоятельство, но оно не является причиной недействительности обязательства — основания для передачи права. При этом недействительным требованием считается как право (требование), которое возникло бы из обязательства при условии действительности сделки, так и несуществующее право. Данная позиция сформулирована Президиумом Высшего арбитражного суда РФ в пункте 1 Информационного письма от 30.10.2007 № 120.

Ссылку на данную позицию можно встретить во многих судебных актах (Постановление АС ЗСО от 05.10.2015 по делу № А02-1520/2014, Постановление АС Уральского округа от 21.09.2015 по делу № А07-22771/2014 Постановление АС ЗСО от 08.04.2015 по делу № А45-8815/2014).

Пятнадцатый ААС в Постановлении от 31.07.2015 по делу № А32-40189/2014 трактует позицию Президиума ВАС РФ следующим образом: из указанного пункта вытекает разграничение соглашения об уступке в качестве обязательственной сделки (порождающей обязательства по передаче права требования цедентом цессионарию) и цессии как распорядительной сделки (создающей переход права от цедента к цессионарию). Действительность цессии как обязательственной сделки не зависит от существования и наличия у цедента права требования-объекта цессии, поскольку не исключает возникновения соответствующего обязательства по отчуждению права. Действительность цессии как распорядительной сделки ставится под условие существования у цедента уступаемого права требования, так как в ином случае правовой результат (переход права) не достигается.

Однако в некоторых случаях судам приходится выяснять фактическое существование переданного в порядке цессии права требования.

Так, АС ЗСО в Постановлении от 23.09.2015 по делу № А45-684/2014 отказал в установлении требования кредитора по банкротному делу из-за отсутствия доказательств поставки угля должнику, приобретения угля продавцом и расчетов за него, уведомления должника об уступке права, а также его письменного согласия.

Возмедность цессии.

Еще один важный вопрос, касающийся цессии — обязательность/необязательность оплаты уступаемого права как условие ее действительности, а также последствия нарушения условия об оплате.

Постановление 5-го ААС от 14.07.2015 по делу № А24-369/2012: Ни законом, ни иными правовыми актами не предусмотрен безвозмездный характер цессии.Договором конкретно предусмотрена оплата уступаемого права, материалами дела подтверждена возмездность сделки — представлен приходный касссовый ордер. Нарушение конкурсным управляющим цедента финансовой дисциплины, которое выразилось в неприходовании наличности в кассу и незачислении их на расчетный счет должника может служить основанием для обращения с жалобой на действия арбитражного управляющего в деле о банкротстве, однако не опровергает возмездность договора цессии.

Читать еще:  272 постановление правительства

Постановление АС Московского округа от 13.10.2015 по делу № А40-212123/14: исходя из анализа ст. 423 ГК РФ уступка права носит возмездный характер.

Несоблюдение порядка расчетов.

Зачастую оспаривание договора цессии производится цедентом в связи с несоблюдением цессионарием порядка расчетов.

Позиция судов: если какая-либо сторона сделки обманула вторую сторону в отношении своих намерений не соблюдать график расчетов, такая сделка должна быть оспорена на основании ст. 179 ГК РФ, так как является оспоримой, а не ничтожной (Постановление АС ЗСО от 09.12.2014 по делу № А46-5675/2013).

Постановление Десятого ААС от 09.10.2015 по делу № А41-47053/2013: неоплата по договору цессии не влияет на его действительность, а становится основанием для предъявления цедентом к цессионарию соответствующих претензий и требований.

Договорный запрет на уступку.

Общее правило гражданского законодательства — чтобы уступить свое право кредитору не нужно согласие должника, если обратное не предусмотрено законом или договором. Эти положения диспозитивны и направлены на выполнение конституционного и гражданско-правового принципа свободы договора.

Но если стороны договорились установить запрет или ограничение на передачу прав по нему, дело принимает иной оборот.

Президиум ВАС РФ в Постановлении от 13.12.2011 № 10900/11 сформулировал следующее: при закреплении обязанности получения согласия должника в условиях конкретного обязательства недействительность договора уступки прав требования необходимо устанавливать применительно к правилам статьи 174 ГК РФ.

АС ЗСО толкует указанное положение следующим образом: уступка прав требования, сделанная в обход договорного запрета, действительна и влечет правовые последствия за исключением оспаривания такой сделки в суде (Постановление АС ЗСО от 20.05.2015 по делу № А27-17071/2014).

Несоблюдение формы договора цессии.

Форма договора цессии также часто становится камнем судебных преткновений.

Статья 389 ГК РФ предусматривает, что форма договора цессии должна соответствовать форме сделки, по которой уступается право (простой письменной, нотариальной, регистрация в Росреестре).

Несоблюдение установленной формы чревато последствиями в виде недействительности сделки. Так, АС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 13.10.2015 по делу № А32-20473/2013: предметом уступки является договор залога доли в уставном капитале ООО. Договор залога доли должен удостоверяться нотариально, залог доли подлежит государственной регистрации. Требования к форме не соблюдены — сделка нотариально не заверялась, залог не регистрировался, судебный акт был направлен на пересмотр.

Перечень причин для разногласий по поводу цессии далеко не исчерпывающий.

В судебной практике встречаются самые разнообразные основания для оспаривания таких соглашений. Однако многие из них являются частными случаями приведенных оснований.

Недавние изменения гражданского законодательства внесли некоторые коррективы в нормы, касающиеся цессии — в связи с этим следует ожидать формирования уточнений в судебной практике по данным вопросам — с учетом изменений.

30 октября 2015

Если вам понравился этот материал или какие-либо наши иные, то порекомендуйте их вашим коллегам, знакомым, друзьям или деловым партнерам.

Уступка права требования (цессия). Последние разъяснения ВС РФ об уступке права требования и переводе долга

Напомним, что уступка права требования (цессия) – это форма сделки, в результате которой одна сторона передает другой стороне право требовать исполнения своих обязательств у третьей стороны.

В соответствии с ст. 382 ГК РФ, уступка требования это соглашение между юридическими лицами, при котором одна из них (первоначальный кредитор) уступает другой (новому кредитору) право требовать исполнения договорных обязательств от третьей стороны.

Таким образом, уступка права (требования) это:

  • Соглашение, которое оформляют в виде письменного договора между старым и новым кредиторами.

В этом документе подробно указывают права на уступаемые неисполненные третьей стороной обязательства. Передаваемые права кредитора, как правило, представляют собой долг в виде денежных сумм или определенного имущества. Упоминаются здесь также и причины возникновения долга.

  • Происходит замена кредитора в обязательстве;

Необходимо иметь ввиду, что замена кредитора может быть запрещена первоначальным договором (тем, на основе которого и возникло право требования). При этом запрете придется получить и согласие должника на уступку. И если он не согласится на нового кредитора и перечислит деньги первоначальному кредитору, это будет считаться надлежащим исполнением обязательств с его стороны.

Ведь сделка уступки в таком случае будет не соответствовать требованиям закона (ст. 388 ГК РФ), а соответственно на основании статьи 168 ГК РФ будет считаться недействительной.

Если в первоначальном договоре предусмотрена замена кредитора без согласия должника, то последний не может повлиять на решение своего кредитора передать право требования. Старый или новый кредитор должны лишь уведомить его о состоявшейся уступке.

Чтобы не извещенный вовремя должник не перечислил деньги первоначальному контрагенту. В этом случае новый кредитор не вправе будет ничего с должника требовать (часть 3 ст. 382 ГК РФ).

При оформлении уступки требования следует учитывать несколько моментов:

  • Во-первых, право требования, которое передается, должно быть бесспорным, возникшим до его уступки. Доказательством бесспорности может выступать, например, акт сверки. Или гарантийное письмо должника с указанием признанной суммы задолженности.
  • Во-вторых, уступка не должна быть сделана под условием, что организация, которая приобрела право, должна после получения долга эту сумму первоначальному кредитору. За вычетом, например, своих комиссионных. Оплата полученного права не должна зависеть от фактического получения денег от должника по уступленному требованию.

Не соблюдение указанных моментов может привести к недействительности заключенного договора уступки права требования.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ РФ от 21.12.2017 N 54 содержатся, в частности, следующие правовые позиции:

  • уступка требования производится на основании договора, заключенного первоначальным кредитором (цедентом) и новым кредитором (цессионарием);
  • договор между цедентом и цессионарием может являться договором, предусмотренным законом или иными правовыми актами, смешанным договором или договором, который не предусмотрен законом или иными правовыми актами;
  • договор, на основании которого производится уступка, предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа этого договора не вытекает иное (отсутствие в таком договоре условия о цене передаваемого требования само по себе не является основанием для признания его недействительным или незаключенным);
  • первоначальный кредитор не может уступить новому кредитору больше прав, чем имеет сам (вместе с тем на основании закона новый кредитор в силу его особого правового положения может обладать дополнительными правами, которые отсутствовали у первоначального кредитора, например правами, предусмотренными Законом РФ «О защите прав потребителей»);
  • если одно и то же требование уступлено разным лицам одним первоначальным кредитором (цедентом), надлежащим новым кредитором (цессионарием) считается то лицо, в отношении которого момент перехода требования наступил ранее;
  • уступка права, совершенная в нарушение законодательного запрета, является ничтожной (например, ничтожной является уступка прав бенефициара по независимой гарантии без одновременной уступки тому же лицу прав по основному обязательству);
  • при переводе долга по обязательству, связанному с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, либо первоначальный должник выбывает из обязательства (привативный перевод долга), либо первоначальный и новый должники отвечают перед кредитором солидарно (кумулятивный перевод долга);
  • стороны договора и третье лицо вправе согласовать переход всех прав и обязанностей одной из сторон договора третьему лицу (в этом случае к третьему лицу переходит комплекс прав и обязанностей по договору в целом, в том числе в отношении которых не предполагается совершение отдельной уступки или перевода долга, в частности, по отношению к третьему лицу, вступившему в договор, у кредитора сохраняется право на безакцептное списание денежных средств, если это право было предоставлено кредитору по отношению к первоначальному должнику);
  • согласованное в договоре первоначального кредитора с должником арбитражное соглашение (арбитражная оговорка) сохраняют силу для нового кредитора и должника, если иное не предусмотрено указанным договором либо договором между должником и новым кредитором;
  • если законом или договором предусмотрен обязательный досудебный порядок урегулирования спора, данный порядок считается соблюденным и в том случае, когда претензия направлена должнику первоначальным кредитором до уведомления должника о состоявшемся переходе права, а исковое заявление подано цессионарием, если иной порядок не предусмотрен законом или договором.
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector