Webbc.ru

Веб и кризис
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Мировой рынок нефти

Мировой рынок нефти

Наша статья для тех, кто хочет разобраться, каким образом складывается цена на нефть и далее на бензин. Понимаете ли вы, почему котировки на нефть меняются изо дня в день, кто решает, сколько будет стоить нефть, а также кто главные игроки на рынке сырой нефти. Если вам интересны ответы на эти вопросы, а также если вы хотите разбираться в мировом рынке нефти чуть больше, читайте нашу статью.

Для того, чтобы понять, кому принадлежит нефть, кто является продавцом, а кто покупателем, кому нефть нужна больше всего, внимательно изучите карты и таблицы ниже.

Страны с наибольшими запасами нефти

Самые богатые по запасам нефти страны следующие:

Запас нефти, тонны

Объединенные Арабские Эмираты

США стоит на 13-м месте (20 680 000 000).

Наглядно можно посмотреть по карте ниже, какие страны самые богатые по запасам нефти и сколько тонн они добывают. При наведении на страну появится цифра.

Страны, добывающие нефть

Сколько нефти добывает, баррель

Объединенные Арабские Эмираты

Страны, потребляющие нефть

Страны, экспортирующие нефть (продавцы нефти)

Экспортирует, баррелей в день

Объединенные Арабские Эмираты

Страны, импортирующие нефть (покупатели нефти)

Импортирует, баррелей в день

Компании-лидеры по переработке нефти

Ниже приведены компании, которые являются лидерами по объему переработки сырой нефти, а, следовательно, по выручке.

Из приведенных выше таблиц и списков вырисовывается такая картина.

  • Необязательно страна-лидер по запасам нефти является страной-лидером по потреблению и добыче нефти.
  • США, являясь лидером по потреблению нефти, не является лидером по добыче и запасам нефти.
  • Необязательно страна, добывающая больше всего нефти, больше всего зарабатывает. Пример этому опять же США, получающие самый большой доход в мире от переработки нефти, хотя при этом находящиеся на 13-м месте по добыче сырья.

Этапы, которые проходит сырая нефть

Это происходит потому, что нефть нужно не только добыть. Рассмотрим, какие этапы проходит сырая нефть, прежде чем на ней можно заработать.

  • Доставка
  • Переработка (отходы включаются в нефтехимию)
  • Доставка нефтепродуктов в зоны потребления (как правило, географически зоны потребления и зоны добычи и переработки находятся в совершенно разных местах)
  • Продать мелким оптом и в розницу

Таким образом, получается, что от процесса добычи до процесса продажи проходит много этапов. И самое важное — в самом конце — правильно продать нефть.

Существует несколько марок нефти: Brent — самая дорогая, российская Urals дешевле на 7-12 процентов.

Стоимость нефти за последние 10 лет

Как и для прочих продуктов, рынок спроса и предложения диктует условия, сколько будет стоить нефть.

Себестоимость нефти разная:

  • Российская, включая транспортировку и акцизы, 50-60 за баррель. Или 350-420 за тонну.
  • Канадская нефть сложнее в добыче, следовательно, себестоимость выше. 90 за баррель. 630 за тонну. Они будут заинтересованы продать дороже.

Добыча нефти — это непрерывный процесс, его нельзя на время приостановить.

Те страны, у кого себестоимость высокая, заключают долгосрочный контракт по специальным ценам. Эти цены формируются на основании прогнозов.

Самая крупная площадка по продаже нефти — NYMEX.

Годовой объем продаж нефти на NYMEX — 120 млрд. долларов в год.

Следующие по популярности нефтяные биржи INTERCONTINENTAL Exchange (ICE), биржи Шанхая, Дубая, Токио. Всего на всех крупнейших биржах проходят нефтяные торги на 200 млрд. долларов в год.

Но если взять стоимость нефти 90-120 долларов за баррель, и сколько потребляется за год, то получается, что всего нефти продается на 8-10 трлн. долларов в год. Вопрос: где осуществляются продажи той оставшейся значительной части нефти?

Получается, что большинство нефти покупается и продается НЕ на бирже, а биржа служит лишь источником котировок.

Виды контрактов

  • Внебиржевые по таким же ценам, как на бирже.
  • Внебиржевые с четко установленной ценой.
  • По формуле.
  • Минимум-максимум.
  • Фьючерсы.

Ниже опишем эти контракты подробнее.

Следовательно, биржевая цена на нефть используется компаниями как ориентир, как базовая рыночная равновесная цена.

Цифры

Всего только около 7% фьючерсных контрактов, заключенных на бирже, доживают до конкретной поставки.

Вспомним рисунок. 200 млрд. заключается контрактов, до исполнения доживает только 14 млрд.

Что с остальными?

Остальные контракты “закрываются”. Что значит “закрыть” контракт? Заключить “противоположный”. См. рисунок ниже.

Что значит закрыть контракт

Участник биржи заключает фьючерсный контракт (фьючерсный значит, на будущую поставку). В условиях контракта прописано, что он покупает 1 000 000 баррелей нефти с поставкой через 6 месяцев. Стоимость одной баррели нефти будет 60 $.

Прям в тот же день этот же участник биржи заключает противоположный контракт, то есть он продает 1 000 000 баррелей нефти, но уже за 61$.

Выгода сделки налицо: участник биржи заработает 1 000 000$ за один день.

И это не значит, что он должен будет физически принимать товар — нефть по одному контракту и физически поставлять по другому.

На бирже действует процедура клиринговых операций. Встречные обязательства погасятся.

Гарантийные обязательства

Когда участник биржи торгует, он не должен выкладывать все 60 млн. за нефть, он лишь обещает выплатить эту сумму в ответ на обещание поставки нефти, обеспечивая это обещание гарантийной суммой в 1,8 миллиона долларов.

При всей кажущейся простоте сделки и возможности легко заработать, на деле все обстоит сложнее. Есть постоянный риск того, что цена на нефть может упасть, в этом случае участник биржи деньги потеряет. Единственный, кто всегда остается в выигрыше — это организаторы торгов.

14 млрд. долларов

Из них имеют дело с физической поставкой нефти только 1 %, то есть 140 млн. Остальное гасится деньгами, игрой на разнице между текущей ценой контракта и ценой заключения нового контракта на перепродажу. Вспомним наш рисунок, здесь он представлен в законченном виде.

То есть можно сделать вывод, что на фоне общей суммы поставок нефти в 200 млрд, обеспечивается контрактами лишь 14 млрд, из которых доживают до физической поставки, связанной с конкретным веществом и танкерами, только 140 млн.

Игра на бирже

Люди, которые торгуют нефтью, не имеют ни малейшего понятия о физических свойствах продукта, так как они не покупают нефть для того, чтобы сделать бензин или керосин, они покупают ее, чтобы перепродать и заработать на разнице.

Можно сказать, что на бирже торгуют не реальным продуктом, который можно пощупать, и который обладает конкретной, чем-то обеспеченной, стоиомстью, а прогнозами и представлениями. И кто смог наиболее убедительно дать прогноз, тот и побеждает в этой игре.

Виды игроков на бирже

Каждый игрок на бирже должен выбрать стратегию своей игры. Либо он говорит, что начался кризис и будет меньше потребление нефти, тогда его поддержат “медведи”. Либо он говорит, что страны OPEC договорились сократить объемы производства нефти и тогда цены на нефть взлетят. С ним заодно будут “быки”.

От кого зависит прогноз потребления мировой нефти?

К кому будет прислушиваться участник биржи в выборе стратегии своей игры? К самым известным нефтяным компаниям. А согласно списку выше самые известные нефтяные компании — из США и ЕС.

Компании США и ЕС имеют наибольшее влияние на исход биржевых торгов, и, следовательно, на цену нефти.

Почему основные игроки никогда не опустят цену нефти “ниже плинтуса”?

Ниже приведем ответ на этот вопрос.

Во-первых, страны OPEC являются сдерживающим фактором. Для этого и была создана эта организация, объединяющая 12 стран, основных экспортеров нефти. Эти страны могут принять решение добывать меньше нефти, тем самым поднять спрос.

Во-вторых, нефть — основная статья расходов на многих предприятиях. США, ЕС, Китай, Япония — основные потребители нефти. США контролирует рынок нефти. Компании этих стран и стран ЕС конкурируют между собой. Для США стоимость нефти является рычагом, позволяющим держать мировую экономику то на “коротком поводке”, то давать какие-то послабления. Этот принцип работает следующим образом: когда повышаются цены на нефть, компании вынуждены тратить больше, следовательно, снижается скорость их развития. И, наоборот, при низких ценах на нефть темпы роста компаний набирают оборот.

В-третьих, компании США и Великобритании инвестируют в добычу нефти в странах с крупнейшими нефтяными запасами и добиваются для себя особых цен на нефть. То есть они покупают нефть по фиксированной цене, поэтому особо не страдают из-за скачков цен на бирже.

В-четвертых, от цены нефти зависит капитализация (показатель, характеризующий масштабы операций на бирже), которая должна постоянно расти, чтобы был повод поднимать цены на бирже и на этом зарабатывать.

Если участники рынка нефти несут убытки …

Многих интересует вопрос: что происходит с участниками биржи по продаже нефти, если они не угадывают с ценой и несут убытки.

Напомним, кто есть участники нефтяного рынка и расскажем про каждого их них.

  • брокеры
  • нефтяные компании
  • банки и фондовые игроки
  • правительство США
  • правящая династия Саудовской Аравии (саудиты)

Брокеры. Как правило, никто на бирже не торгует своими деньгами. Если игроки что-то и теряют, то теряют они деньги клиентов. Они ориентируются на прогнозы и представления, которые формулируются правительством США и ЕС.

Нефтяные компании, как правило, закупают нефть по фиксированным ценам. Если закупочная цена нефти повысится, они доберут свою прибыль уже на конечном продукте — бензине, полиэтилене, керосине итд. То есть за их потери платит конечный потребитель, мы с вами.

Банки и фондовые игроки. В случае потерь они могут скупить обанкротившиеся компании.

Правительство США. При сильных финансовых потерях США приобретут другой геополитический козырь. Занижая цену нефти, они думают, что ослабят позиции России.

Саудовская Аравия, отказавшись сократить добычу нефти по требованию OPEC. Начнем с того, что себестоимость нефти у них низкая. Им выгодно продавать большие объемы, они все равно остаются в прибыли.

Надеемся, мы доходчиво и простым языком рассказали, как работает рынок мировой нефти. Сейчас, когда стоимость нефти падает, особенно полезно понимать, почему это происходит. Если вам интересно почитать, из чего складывается цена на нефть, читайте нашу статью.

Сравнительная таблица по стоимости бензина во всем мире находится здесь. Данные ежедневно обновляются.

Ситуация на мировом рынке нефти напоминает о Великой депрессии — эксперт

Последние события на мировом рынке нефти можно назвать надежным индикатором состояния всей глобальной экономики, которая подошла к очередному большому кризису, и выход из него едва ли будет столь же простым, как из Великой рецессии 2008−2009 годов. Да-да, тот кризис 12-летней давности действительно можно описать расхожей формулировкой «Пострадавший отделался легким испугом» — прежде всего потому, что действия правительств разных стран по ликвидации кризиса были однотипными и относительно скоординированными: все с тем или иным успехом заливали пожар денежным фонтаном и спасали тех, кто был слишком велик, чтобы рухнуть. Теперь же ни о каких коллективных усилиях не может быть и речи — каждое правительство осталось один на один со своими долгами, своим дефицитом торгового баланса или текущего спроса, своей нефтью, своим, в конце концов, коронавирусом. При куда более запущенном состоянии тех проблем, которые привели к кризису 2008 года. Собственно, об этом и напоминает двойной обвал нефтяных цен, состоявшийся 6 и 9 марта.

Прежде всего, не следует сводить непосредственные причины этого обвала к двум точечным событиям — отказу России пойти на новое сокращение добычи нефти и заявление Саудовской Аравии о готовности продавать нефть с большим дисконтом. В действительности необходимые условия для резкого падения цен на нефть создали биржевые спекулянты — хедж-фонды, которые сначала активно играли на повышение, пока сделка ОПЕК+ демонстрировала свою эффективность, а затем, когда появились признаки ее скорого развала, стали немедленно выходить из нефтяных бумаг. Отрыв спекулятивных финансов от реальной экономики — одна из главных причин предыдущего глобального кризиса — вновь проявил себя во всей красе, и никаких инструментов противодействия спекулянтам на глобальном уровне за последние десять лет создано не было, рынок производных финансовых инструментов, как и прежде, живее всех живых.

Читать еще:  Первичный и вторичный рынок

Не появилось за это время и новых механизмов регулирования мировой торговли — не считать же таковым ВТО, которая на глазах превратилась в прижизненный памятник самой себе? Торговая война США и Китая далеко не единственный пример невозможности сбалансировать глобальные товарные потоки. Ситуация на мировом нефтегазовом рынке, сложившаяся после избрания президентом США Дональда Трампа — такой же образцово-показательный пример торговой войны, подогреваемой очередной попыткой найти инвестиционное применение избыточному капиталу в виде бума СПГ-проектов. Можно, конечно, по-прежнему рассчитывать на то, что пресловутая невидимая рука все рано или поздно расставит по своим местам, но не стоит забывать, что Адам Смит понимал под этой невидимой рукой не магическую способность рынка находить ценовое равновесие в условиях совершенной конкуренции, а умение правителей создавать надежные правила игры: в конце концов, адресатом его «Богатства народов» были именно правители, а не рынки.

Не выглядят надежным решением и те меры регулирования, с помощью которых правительства и центробанки на протяжении последних нескольких лет откладывали новый кризис на будущее, хотя о приближении очередной волны говорилось уже довольно давно. Все эти игры с учетными ставками, очередные «количественные смягчения» и профилактические девальвации, по сути дела, представляют собой попытку отсрочить неизвестность, которая все равно прорывается в окно, если перед ней закрывать двери — о чем, собственно, и говорит история с коронавирусом. И самый большой риск, который невозможно «захеджировать» испытанными методами, заключается в том, что эта неизвестность провоцирует участников игры на неожиданные шаги, способные направить развитие событий по катастрофическому сценарию.

О том, что ситуация в глобальной экономике сейчас действительно напоминает порог одного из самых серьезных кризисов в истории мировой капиталистической системы, в интервью EADaily в связи с последними событиями рассказал руководитель аналитического департамента инвестиционной компании AMarkets Артем Деев.

— Какие базовые сценарии для мировых цен на нефть на ближайшие недели вы рассматриваете в данный момент? На каком горизонте сейчас возможны относительно достоверные прогнозы?

— Рынок нефти оказался в новой реальности, где доминируют только продавцы. По этой причине сценарий может быть только один — дальнейшее снижение. Стоит отметить, что у подобной динамики есть конкретное фундаментальное обоснование — развал альянса энергетического пакта, который с 2016 года выполнял функции ценового стабилизатора, поддерживая стоимость нефти в периоды экономической неопределенности. Как всем известно, в минувшую пятницу Россия отклонила предложение Саудовской Аравии о дальнейшем сокращении добычи нефти. Текущее соглашение участников пакта истекает 1 апреля 2020 года и продолжать его Россия не планирует. В качестве ответа на решение России увеличить с 1 апреля объём нефтедобычи Саудовская Аравия со своей стороны также пообещала нарастить производство более чем на 2 миллиона баррелей в день. Таким образом, рынок нефти остался без единственной поддержки, а именно готовности стран ОПЕК+ при необходимости снижать добычу, которое могло бы ослабить текущий прессинг на цены.

— Насколько убедительна, на ваш взгляд, точка зрения, что нефтяные цены сейчас возвращаются к некой «новой нормальности», которая обозначилась еще в середине 2016 года — диапазон 40−50 долларов за баррель?

— Она более чем убедительна. Однако новая нормальность может находиться в плоскости иного диапазона цен. Например, существенно ниже 30 долларов за баррель, что соответствует уже минимумам не 2016 года, а 2003-го. Столь пессимистичный сценарий действительно может реализоваться. Обусловлено это тем, что сегодня на энергетическом рынке сложилась уникальная ситуация из комбинации факторов в виде шока со стороны предложения (рост добычи), а также обратного шока со стороны спроса (снижение потребления, вызванного влиянием распространения коронавирусной инфекции). Последний раз нечто подобное наблюдалось почти 100 лет назад, во времена Великой депрессии.

— Возможно ли возобновление формата ОПЕК+, если цены на нефть будут держаться стабильно ниже 30 долларов за баррель на протяжении нескольких месяцев? Согласны ли вы с тем, что подобные соглашения эффективны только на относительно коротких промежутках времени?

— Думаю, что возобновление формата ОПЕК+ маловероятно. Содружество энергетического пакта действовало с 2016 года и было направлено на поддержание цен, когда этого требовала ситуация, а также обеспечение баланса спроса и предложения. Текущая ценовая конъюнктура на рынке углеводородов явно свидетельствует о том, что с поставленными задачами участники ОПЕК+ не справились. Перезапуск нефтяного альянса ОПЕК+ мог быть возможен только при условии более расширенного состава — прежде всего речь идет о присоединении к нему США. Стоит отметить, что именно чрезмерная активность американских нефтедобывающих компаний, которые последние три года не были обременены обязательствами в виде квот на добычу углеводородов, стала основной причиной избытка нефти в мире. Дело в том, что пока участники пакта сокращали производство нефти, США вышли на рекордный уровень добычи в 13,1 миллионов баррелей в день, став вторым по величине экспортером углеводородов в мире. Можно также сказать, что все объемы нефти, которые выбывали в результате неоднократного продления соглашения ОПЕК+, достаточно быстро замещались на мировом рынке объемами американской сланцевой нефти.

— Согласны ли вы с утверждением ряда аналитиков, что Россия сейчас лучше готова к сильному падению цен на нефть, чем в 2008 и 2014 годах? Какие эффекты вы прогнозируете для бюджета и курса рубля в связи с последними событиями? Можно ли ожидать, что Банк России снова сильно поднимет ключевую ставку, как это было в 2014 году?

— Россия действительно лучше готова к сильному падению цен на нефть, чем в 2008 и 2014 годах, но лишь благодаря недавнему опыту, которому всего-то несколько лет. Похожая ситуация была в 2014—2015 годах, и с тех пор было вынесено много уроков. Согласно бюджетному правилу, сегодня на обеспечение текущих расходов федерального бюджета направляются базовые нефтегазовые доходы при стоимости нефти в 42 доллара за баррель. В 2019 году базовые нефтегазовые доходы обеспечили около 25 процентов суммарных доходов бюджета. Даже если цена нефти будет такой, как сейчас, оптимизация валютного курса частично скомпенсирует потерю нефтегазовых доходов в рублевом выражении.

При текущем курсе доллара около 72 рублей стоимость барреля нефти недостаточна, чтобы обеспечить расходы федерального бюджета. Однако у Федерального казначейства есть накопленные рублевые остатки прошлых лет на сумму в 4,2 триллиона рублей. Если нефтяные котировки останутся ниже 42 долларов, Минфин начнет продавать средства с валютных счетов, а вырученные рубли направлять на финансирование бюджетных расходов. Не стоит забывать и про механизм демпфера, при котором нефтяники доплачивают в бюджет при низких ценах на нефть. Повышения ставки ЦБ стоит ожидать только при условии резкого роста инфляции. Другими словами, если ЦБ увидит риски инфляции выше таргета в 4 процента, ставку могут снова поднять.

— Можно ли считать заявление Саудовской Аравии о готовности распродавать нефть с дисконтом блефом, учитывая то, что планка бездефицитности ее бюджета гораздо выше, чем текущий уровень цен?

— Вряд ли это блеф — это больше похоже на игру ва-банк. Саудиты решили раз и навсегда задушить все нефтяные проекты с высокой рентабельностью, прежде всего сланцевую добычу нефти. Кроме того, предоставление существенной скидки создает условия, при которых выход иных производителей на мировой рынок углеводородов будет существенно затруднен. Саудовская Аравия явно намеревается вернуть прежнюю долю рынка, в том числе и посредством вытеснения с мировой энергетической арены российских производителей. Отмечу также, что Россия и Саудовская Аравия вынуждены вести ценовую войну практически в равных условиях, даже несмотря на то, что бездефицитным бюджет королевства может быть только при ценах существенно выше, чем те, которые необходимы бюджету России. Разумеется, в Саудовской Аравии это прекрасно понимают. Видимо Эр-Рияд очень рассчитывает на свою фискальную подушку безопасности, полагая, что имеющихся у них резервов хватит для того, чтобы протянуть дольше, чем кому-либо. Есть мнение, что даже при ценах на нефть в 20 долларов за баррель Саудовская Аравия способна сохранять бюджетную стабильность без дополнительных заимствований от двух до четырех лет. Сказать то же самое о России затрудняюсь.

— Насколько серьезным может оказаться удар по американским сланцевым производителям? Обоснована ли точка зрения, что правительство США при необходимости спасет сланцевые компании или поспособствует их слиянию с нефтяными мейджорами?

— Учитывая то, что большинство американских сланцевых производителей осуществляют свою деятельность за счет заемных средств, любое значительное изменение цен делает их крайне уязвимыми перед риском банкротства. Это подтверждается и тем, что уровень долговой нагрузки таких предприятий примерно в пять раз превышает потоки прибыли. Несмотря на сказанное, сегодня удар по сланцевой добыче может быть приглушенным. Снова сказывается опыт, полученный производителями в период снижения цен на нефть в 2014 и 2016 годах. С тех пор многие независимые производители, на долю которых приходится большая часть американского сланцевого сектора, при первом же намеке на снижение цен полностью хеджируют свои проекты, страхуясь от неблагоприятного изменения ценовой конъюнктуры.

— Как вы оцениваете реальное влияние коронавируса на ситуацию на рынке нефти? В какой момент коронавирус станет системным фактором для ценообразования?

— Эпидемия пневмонии негативно сказалась на всех товарных рынках, что вполне логично, учитывая колоссальные объемы потребления сырьевых товаров Китаем, ставшим эпицентром распространения коронавирусной инфекции. Напомню, что на КНР приходится около 15 процентов всего мирового товарооборота, а также более 20 процентов всего потребления нефти. За последний месяц спрос на нефть только в Китае снизился более чем на 1,5 миллиона баррелей, что и спровоцировало первый ощутимый виток распродаж углеводородов, в результате которых стоимость Brent снизилась с 65 до 50 долларов за баррель. Учитывая, что вирус разрушает целые бизнес-процессы, а также нарушает мировые цепочки поставок, мировой промышленный сектор уже оказался в упадке, сопоставимом с последствиями финансово-экономического кризиса 2008 года. Даже если к концу марта Китай возьмет под контроль вспышку коронавируса, мировой спрос на нефть все равно рискует просесть на 90 тысяч баррелей в сутки. При негативном сценарии, предполагающем дальнейшее распространение эпидемии в мире, мировой спрос на нефть может снизиться на 730 тысяч баррелей в день. Учитывая, что первом квартале 2020 года спрос на нефть в Китае упал на 1,8 миллиона баррелей в сутки, а мировой спрос снизился на 2,5 миллиона баррелей, столь пессимистичные прогнозы не кажутся уже такими пессимистичными.

Основы работы биржи нефтепродуктов

В настоящее время нефть и продукты её переработки являются основными мировыми энергоносителями, потребление которых растет с каждым годом. Однако природные запасы этого сырья есть далеко не в каждом государстве, в связи с чем, важнейшую роль играет мировой экспорт нефти и её производных.

Экспортные цены на углеводороды во многих странах выше, чем внутренние (Россия – не исключение), поэтому, для обеспечения этими энергоносителями нужд своих экономик, многие страны разрабатывают комплекс мер по регулированию экспорта.

Мировой рынок нефтепродуктов

Основные международные организации, которые регулируют мировой рынок нефти и нефтепродуктов.

Одной из наиболее известных и влиятельных организаций на нефтяном рынке мира является Организация стран экспортёров нефти (ОПЕК), которая была создана в 1960-ом году на Багдадской конференции пяти стран: Ирана, Ирака, Саудовской Аравии, Венесуэлы и Кувейта. Постепенно к ним присоединились такие страны, как Индонезия, Ливия, Ангола, Нигерия, Алжир, Катар и ОАЭ.

Читать еще:  Рынок продуктов и услуг это

Помимо стран – членов, существуют также страны-наблюдатели, в число которых входит и Россия.

Целями этой организации являются:

  • координация нефтяной политики её членов и приведение её к единым стандартам;
  • поиск наиболее эффективных средств коллективной и индивидуальной защиты интересов членов организации;
  • обеспечение устойчивости нефтяных доходов стран, входящих в ОПЕК;
  • эффективное и рентабельное снабжение нефтью государств – потребителей;
  • получение инвестиционных доходов от капиталовложений в нефтяную промышленность;
  • охрана окружающей среды;
  • организация эффективного сотрудничества со странами, не входящими в OПЕК, с целью стабилизации мирового нефтяного рынка.

Страны с самой большой нефтедобычей и потреблением

Больше всего нефти добывается в Саудовской Аравии.

В год в этой стране получают 542 миллиона тонн углеводородного сырья, или 13,1 процента от всего мирового объема. Второе место принадлежит России (12,9 процента), третье – Соединенным Штатам Америки (10,8 процента). Далее идут следующие страны:

  1. Китай – 5 % от общемировой добычи;
  2. Канада – 4,7 %;
  3. Иран – 4,0 %.

Что касается потребления этого продукта, то здесь лидируют США, которые потребляют в год 831 миллион тонн (или 19,9 процента всего потребления нефти в мире). Второе место в этом рейтинге занимает Китай (12,1 процента).

Если говорить о мировых лидерах по нефтедобыче, то Саудовская Аравия потребляет 3,2 процента мировой нефти, а наша страна – 3,7 %.

Прогнозировать какие-либо изменения в этом рейтинге в настоящее время весьма сложно, поскольку любые попытки прогнозов являются рискованными и неточными. Это связано с тем, что на нефтяной рынок сильное влияние оказывают не экономические факторы.

Нестабильная ситуация на Ближнем Восток и в некоторых арабских странах может привести к самым неожиданным ценовым сценариям. Четкого понимания, что в этом регионе произойдет в ближайшее время, нет ни у кого. Кроме того, некоторые политические аналитики считают возможным даже дестабилизацию ситуации в Саудовской Аравии, что повлечет за собой крайне печальные последствия для мирового рынка нефти и нефтепродуктов.

Нефтепереработка – основные центры в мире

Мировым лидером в области переработки нефтепродуктов является США. В этой стране используются самые современные технологии нефтепереработки. Для сравнения приведем некоторые цифры – коэффициент сложности американских нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ) составляет 71 процент, тогда как этот показатель для западноевропейских находится на уровне 40-ка процентов, а в странах азиатско-тихоокеанского региона вообще составляет 27 процентов.

Рынок светлых нефтепродуктов тоже находится под значительным влиянием Соединенных Штатов, поскольку американские НПЗ настолько насыщены вторичными процессами, что уже сейчас они обеспечивают предельно возможный выход светлых продуктов при минимальном выходе мазута.

Фактически американские нефтеперерабатывающие предприятия получают с одной тонны нефти-сырца от 450-ти до 500-т литров бензина.

В США больше всего растет спрос на светлые виды нефтепродуктов, в основном – на дизельное топливо и автомобильный бензин. Чтобы обеспечить растущие внутренние потребности в этих продуктах, строятся новые заводы и наращиваются перерабатывающие мощности существующих НПЗ. Одновременно в США активно финансируются мероприятия, призванные нарастить объемы производства топлива альтернативных видов, таких, как биодизель и этанол.

В декабре 2007 года в Америке был принят «Закон об энергетической безопасности и независимости США», который предусматривает увеличение к 2030-му году объемов производства этанола с 18,7 миллионов тонн (данные 2007-го года) до 108 миллионов тонн. Более 50-ти процентов всего выпускаемого этанола производится из зерновых культур (в основном – из кукурузы), а остальные объемы выпускаются из производственных отходов деревообрабатывающей отрасли.

Есть некоторые резервы для увеличения выхода светлых нефтяных фракций и в странах ЕС. Для этого проводится работа по увеличению количества вторичных процессов нефтепереработки на действующих европейских НПЗ за счет. Страны ЕС предъявляют к качеству автомобильного бензина и дизельного топлива даже более высокие требования, чем Соединенные Штаты. Так, например, с 2011-го года в этих странах больше не выпускается серосодержащее автомобильное топливо. Ведется активная работа по обеспечению снижения в бензинах доли олефиновых и ароматических веществ.

В сложившейся ситуации перед развивающимися странами стоит непростая задача. Нарастить объем нефтепереработки в них возможно в основном путем строительства новых современных нефтеперегонных заводов с повышенным уровнем выхода нефтепродуктов светлых фракций, поскольку увеличение доли вторичных процессов на существующих НПЗ затруднено в силу их устаревших конструкций.

Страны, входящие в состав Организации экономического сотрудничества и развития Северной Америки, планируют увеличить объемы нефтепереработки к 2030-му году до уровня 1 миллиард 50 миллионов тонн, что на 200 миллионов тонн больше, чем в 2006 –м году. Уже после 2020-го года ожидается прирост этих объемов на 80 миллионов тонн в год, что должны обеспечить два фактора: наращивание объемов производства путем модернизации существующих НПЗ, а также за счет строительства новых нефтеперерабатывающих предприятий.

Страны Ближнего Востока тоже стараются нарастить свои перерабатывающие мощности со 165-ти до 265-ти миллионов тонн в год. При этом только на территории Саудовской Аравии запланирован ввод новых перерабатывающих мощностей объемом 48,75 миллионов тонн в год, почти половину которого (20 миллионов) должен обеспечить в Эль-Джубайле.

В Иране введены в эксплуатацию новые установки для фракционирования конденсата объемом переработки 18 миллионов тонн в год.

В Кувейте запускается крупный НПЗ в городе Аль-Зур, мощность которого составляет 30,7 млн. тонн.

В нашей стране также ведется активная работа по увеличению объемов переработки нефти и повышению процента выхода светлых продуктов. По сравнению со средней по стране глубиной переработки на 2005 год 71,6 процента, в 2030 году запланировано повысить этот показатель до 89,4 процента.

Отечественный рынок нефтепродуктов

Имеющийся производственный потенциал в целом способен удовлетворять как глобальные российские интересы на мировых рынках энергоносителей, так и внутренние потребности страны.

Начиная с 2009-го года, в нефтяной отрасли наметилась устойчивая тенденция роста, как объемов добычи, так и объемов нефтепереработки.

Нефтяная отрасль в среднем обеспечивает 42,9 процента доходной части федерального бюджета и около 22,7 процентов доходной части консолидированного бюджета.

В России насчитывается 28 действующих предприятий нефтепереработки с мощностью больше 1 миллиона тонн в год, а также примерно 80 мини-НПЗ, суммарная проектная мощность которых при первичной нефтепереработке составляет 273 миллиона тонн в год.

По данным статистики, в 2009-ом году в нашей стране было произведено:

  • автомобильных бензинов – 35,72 млн. т;
  • дизельного топлива – 67,4 млн. т;
  • топочного мазута – 64 млн. т.

На нужды отечественной экономики пошло 86,86 процента всего произведенного бензина и 42,47 процента всего выпущенного дизельного топлива.

Структура мирового рынка нефтепродуктов

Рейтинг мировых лидеров в сфере производства нефтепродуктов выглядит следующим образом (в процентах от общего мирового объема переработки):

Коронавирус радикально изменит мировой рынок нефти

Пандемия коронавируса и грандиозное падение цен на нефть имеют прямую связь. Есть основания полагать, что еще несколько недель назад руководство России предвидело происходящие сегодня события, и именно поэтому Москва отказалась от продления сделки ОПЕК+. Насколько глубоким будет падение нефтяного рынка и как он изменится?

Трансформация глобального спроса, которая происходит на наших глазах, прямо связана с пересмотром концепции мобильности населения. Ведь именно на неё была во многом завязана глобальная экономика – и потребление нефти в особенности.

Мобильность эта выражалась в большом количестве ежедневных и постоянных привычек, которые казались чем-то незыблемым и неизбежным. Например, в США давно стало нормой, когда чья-то работа находилась на расстоянии 50 миль (именно миль, а не километров) от дома. Как следствие, ежедневное перемещение каждый день на 160 километров из дома к работе и обратно, да ещё и на своём личном автомобиле, стало для многих американцев стилем жизни. Том самом автомобиле, который надо регулярно заправлять бензином.

В той или иной мере перемещение громадных трудовых масс коснулось сотен миллионов людей во всём мире. Речь шла только о масштабах. Например, в Москве привычной стала «недельная миграция», когда каждый понедельник люди из городов, удалённых от Москвы на 200-250 километров, приезжали на работу в мегаполис, а в пятницу – покидали его пределы. Для Украины пресловутый «безвиз» определил другой ритм. Большая часть гастарбайтеров покидало страну на целый сезон, чтобы вернуться домой, например, на Рождество или Новый год. Все это требовало транспорта, а транспорт – топлива.

На сегодняшний день все эти людские потоки в значительной мере сокращаются. Как оказалось, большую часть офисной работы можно эффективно делать удалённо, а «рабочие совещания» в очном порядке становятся опасным анахронизмом. Как следствие, громадная прослойка «офисного планктона», которая всю свою жизнь перенесла из родного городка на место своей престижной или не очень работы, вынужденно уезжает домой.

Что, ожидаемо, тут же разрушает и всю созданную под них прослойку вторичных услуг – начиная от магазинчиков, парикмахерских и салонов красоты и заканчивая барами, ресторанами или ночными клубами. Как следствие, вся сфера услуг получает болезненный удар.

Ровно таким же образом пандемия коронавируса бьёт и по «трудовому дну» – нелегальным гастарбайтерам, занятым на сельскохозяйственных, строительных или промышленных работах. Здесь механика происходящего выглядит несколько иначе. Да, обойтись без присутствия рабочего на строительной площадке пока что затруднительно, но бушующая эпидемия создаёт дополнительные барьеры для нелегального труда. Никто из работодателей не хочет отвечать за вспышку опасного инфекционного заболевания и за смерти, которые она может повлечь. Громадные потоки «нелегалов», которые пока что разово наполняют статистику международной и национальной миграции, однозначно сократятся уже в ближайшем будущем.

Сейчас читают

Поэтому, судя по всему, на наших глазах формируются новые долгосрочные тенденции глобальной экономики.

Что останется с нами

В первую очередь под новую реальность подстраиваются трудовые потоки – ведь почти каждый из нас для того, чтобы жить, должен ежедневно ходить на работу. Однако в перспективе можно ожидать и трансформации других человеческих привычек – например, туристический сезон в 2020 году явно обещает быть отнюдь не лучшим. Не исключено, что для многих уединённая дача и выращивание смородины станут альтернативой поездке на Черное или Красное море.

Конечно, есть и пить при таком изменении своей повседневной жизни люди отнюдь не перестанут. Поэтому производители гречки и туалетной бумаги и смотрят на нынешний кризис с изрядной долей оптимизма. Как следствие, движение товаров в мире упало отнюдь не столь драматично, как перевозки людей – согласно экспертным оценкам, за март мировая торговля может потерять лишь 5-7% своего объёма.

Если речь заходит о российской экономике и её благополучии, то сразу же обоснованно вспоминают нефть и её цену.

Мировая цена на нефть – это отражение здоровья (и нездоровья) глобальной экономики. В мировой экономике нефть распределяется следующим образом: около четверти её производства потребляет химическая и иная промышленность, а также строительство – и тут, скорее всего, ничего кардинального не произойдет. Хотя вторичные эффекты будут и здесь, что наглядно продемонстрировал Китай за время карантина, снизив свой рост с 5-7% годовых до практически нулевых значений. Подобного замедления можно ожидать и от секторов дорожных и морских перевозок, которые соответственно потребляют 17% и 5% мирового «нефтяного пирога».

Гораздо более драматичным образом поведут себя «пассажирские» транспортные сектора. На мировую авиацию сегодня приходится около 9% потребления нефти, на личные автомобили – ещё 27%. Если в этих отраслях случится двойное сжатие спроса, это будет означать, что с рынка уйдет около 18% потребляемой сегодня нефти – почти что пятая часть! Если же снижение в этих секторах произойдёт только на треть, что выглядит уже практически неизбежным, то нефтяные потери составят 12%, немногим меньше.

Для рынка нефти это практически тотальная катастрофа. Большинству нефтяных компаний и нефтедобывающих стран не выкарабкаться из нее уже никакими усилиями.

Читать еще:  Копирование сделок бинарных опционов

Кого выкинут первым

Судя по всему, оценка в 12-18% сжатия мирового спроса на нефть была к началу марта уже известна власть имущим во многих нефтедобывающих странах, в том числе и в России. Тогда поведение российской делегации на недавней встрече с ОПЕК приобретает разумное объяснение, отличное от пустого возгласа «почему не договорились с арабами?» (который, понятное дело, ничего не объясняет).

Действительно, если речь идёт о сокращении мирового спроса минимум на 12%, то это практически равно доле российской нефти в мировой добыче. Напомним, в 2019 году мир впервые преодолел отметку 100 млн баррелей потребляемой нефти в день, потребив ежедневно в среднем 100,3 млн баррелей. Удачным был 2019 год и для России – наша страна добыла в прошлом году 560,2 млн тонн нефти, что соответствует ежедневной добыче 11,25 млн баррелей. Разделив вторую цифру на первую, мы без труда получим и долю России в мировом «нефтяном пироге»: она составляла по итогам 2019 года 11,2%. А это даже меньше самых оптимистических оценок неизбежного и весьма близкого схлопывания нефтяного рынка!

Таким образом, картельное решение, которое обсуждалось на прошедшей в начале марта 2020 года встрече ОПЕК+, было откровенно невозможным – речь шла о том, что будущее падение мирового спроса было больше, нежели добыча России или же Саудовской Аравии. Поэтому-то два крупнейших производителя нефти и не смогли договориться – у них просто не было разумной основы для договора. Никто не будет вступать в картель, если от него потребуют фактически полностью свернуть добычу картельного товара.

Ситуация предельно проста: если с рынка всё равно, при любых раскладах, уходит чуть ли не пятая часть потребления, то зачем цепляться за фантомы картельного соглашения?

Пойти в открытую и в одиночку на такой радикальный шаг ни одна из стран никак не могла – достаточно посмотреть на ту истерику, которая поднялась в Вашингтоне даже в нынешнем сценарии. А если бы Москва или Эр-Рияд сделали любые обязывающие заявления, то их тут же бы объявили если не виновными, то уж точно крайними в будущем «нефтяном шоке». Ведь сегодня на полном серьёзе в Белом доме обсуждают новые санкции против России! А в ситуации такой коллективной ответственности, да ещё и оформленной через фактический развал часто ругаемых в прошлом США картельных сделок ОПЕК и ОПЕК+, валить вину оказывается сугубо не на кого.

А искать виноватых неизбежно придётся – за годы сланцевого бума в США вырос громадный «флюс» добычи нефти из труднопроницаемых коллекторов, того самого «сланца». Добывающие сланцевую нефть компании, которые сегодня производят около 7,7 млн баррелей нефти в день, привыкли к высоким ценам на нефть, которые многие годы пребывали на отметке выше 50 долларов за баррель. Именно 50 долларов часто называли уровнем себестоимости сланца, так как при более низкой цене производство нефти из труднопроницаемых коллекторов становилось практически везде убыточным.

Для «сланца» нынешняя цена 25 долларов за баррель нефти и её весьма вероятное снижение до 20 долларов – это быстрая и мучительная смерть, с массовыми банкротствами компаний и резким падением физической добычи. Ничего поделать с таким процессом будет нельзя – вся сланцевая отрасль критически зависит от нового бурения. Если его остановить из-за любых причин, то падение добычи нефти произойдёт уже «само по себе», по чисто геологическим причинам.

Стоит понимать, что будущий удар и весьма вероятный длительный «мертвый сезон» на рынке нефти затронет массу производственных проектов, которые запускались в прошлое десятилетие на ожиданиях высоких нефтяных цен. Масса проектов по добыче шельфовой, глубоководной, тяжёлой нефти были на грани рентабельности ещё тогда, а сейчас они часто не будут окупать даже операционные издержки. Как следствие, следующие полгода, скорее всего, будут весьма богатыми на новости из нефтегазового сектора. И новости, скорее всего, предельно грустные.

Мировой нефтяной рынок. Часть 1. Что нужно знать о нефти?

Нефть — это кровь мировой экономики. От ее наличия и цен на нее зависит каждое государство: кто-то больше, кто-то меньше. Только суть у этой зависимости у всех разная. Давайте разбираться, кому что выгодно, и почему все так, как есть.

Кто добывает нефть?

Вопреки устоявшемуся мнению, нефть добывается чуть ли не в каждой второй стране мира, но мы обозначим только самых крупных нефтедобытчиков, так как именно они сильнее всего влияют на мировой рынок.

Суммарный объем добываемой нефти будем считать равным 100 миллионам баррелей в сутки. Показатель всегда скачет, но плюс-минус это так. Таким образом, первые семь стран этого рейтинга добывают практически половину нефти на планете.

Добыча нефти измеряется в баррелях. Баррель — это американская единица изменения объема. Нефтяной баррель равен 42 галлонам (на буржуйский манер) или 158,988 литрам (на отечественный манер) . По сути — это объем бочки. Поэтому баррель в кругах нефтедобытчиков и биржевых игроков и называется бочкой. Обратите внимание, что добыча нефти исчисляется миллионами бочек в сутки . То есть, это прям очень много.

Благодаря этой картинке сразу развенчаем 2 мифа. Во-первых, Россия, как бы нам не заливали, далеко не мировой лидер по добычи нефти. Во-вторых, лидером по добыче нефти являются США. Они нарастили добычу в последние несколько лет, до этого считалось, что США не может обойтись без покупки нефти заграницей.

Интересный факт о нефти: она везде разная. Из уроков химии в школе мы знаем (ну или не знаем) , что нефть представляет из себя смесь различных углеводородов. Логично предположить, что в разных месторождениях нефти ее состав может отличаться, причем довольно сильно. Отличается не только плотность нефти, но и эффективность ее переработки. Условно скажем, что при переработке барреля нефти с бОльшим содержанием всякого говна мы получим меньше полезного нефтепродукта, например, бензина, чем при переработке более «чистой» нефти.

Как говорится: «шах и мат, аметисты». «Черное золото» вообще не обязано быть черным. Но и тут нужно понимать, что из более темных сортов нефти есть прок: из нее получается меньше бензина, но больше мазута (черная густая жижа, которую используют на стройке и в качестве топлива во всяких котельных) .

Еще можно классифицировать нефть по виду месторождения (традиционное, шельфовое, сланцевое), по уровню содержания серы, по вязкости (легкая и тяжелая). Короче она везде офигенно разная, и от этого себестоимость ее добычи и переработки тоже разная. Так что не стоит удивляться, если какая-нибудь страна решает погрузиться на корабли и начать бурить скважины в Северном Ледовитом океане, а не на суше. Там хоть и холодно, зато в сумме это может быть выгоднее.

Эталонные сорта нефти

Так как нефть везде разная по составу, то и цена у нее будет разная. Чтобы не охереть от подсчетов, несколько сортов нефти было принято за стандарты, от которых уже отсчитываются цены на другие сорта нефти. Это, так называемые, эталонные или маркерные сорта, с определенной плотностью и составом, цены на которые мы и видим в новостных сводках:

Brent — смесь нефти из нескольких скважин в Северном море (для тех, кто пропил свой глобус — это между Норвегией и Великобританией, а не на севере)

WTI — сорт нефти, добываемой в США, в штате Техас

Dubai Crude — сорт нефти, добываемой в странах Персидского залива

Цена всей остальной нефти связана с ценой на один из этих маркерных сортов более-менее жестким соотношением. Например, сорт нефти, которую экспортирует (продает за рубеж) Россия называется Urals . Это тоже смесь нефти из нескольких скважин, которая в итоге имеет определенный и стабильный состав. Цена одного барреля Urals, как правило, на 1-2 доллара ниже цены барреля нефти марки Brent. Это объясняется тем, что наша нефть сложнее с точки зрения переработки. Про Dubai Crude многие вообще сейчас узнали впервые, это неудивительно, так как этот сорт используется в основном для расчета стоимости нефти, экспортируемой из Персидского залива в Азию, и нас особо не касается.

Цена на нефть формируется рыночным образом, то есть объем спроса на нефть должен соответствовать объему предложений. В общем-то это всё. Но есть факторы, которые влияют на эти самые спрос и предложение, а соответственно, влияют и на цену.

Нефть — это стратегический ресурс. Она должна быть доступна не сегодня и не завтра, а на протяжении долгого времени, чтобы потребители нефти могли спокойно планировать свою деятельность. Поэтому любой фактор, который может слегка пошатнуть установившийся баланс спроса-предложения влияет на цену.

Например, геополитический фактор. На Ближнем Востоке (Иран, Ирак, Сирия, Саудовская Аравия, Кувейт и др.) добывается очень большой объем нефти. Если в этом регионе обстановка становится напряженной (как сейчас в Сирии, например), то это может вызвать перебои в поставках нефти, что повлияет на ее цену, она поднимется. А может быть и наоборот — террористы захватят месторождение нефти и будут продавать ее на черный рынок по заниженной цене в больших объемах. Это тоже нарушит баланс и цена нефти упадёт. К слову, это одна из причин, почему войну в Сирии Россия никак не закончит. Пока в регионе нет стабильности, цена на нефть будет выше, что для нас выгоднее.

Сюда же можно отнести всякие природные катаклизмы, переизбыток сырой нефти в хранилищах, остановки производств в следствие кризиса, а значит отсутствие у них нужды в топливе, и прочие штуки, но это те же яйца, только в профиль. Суть одна: спрос должен соответствовать предложению, и баланс должен быть стабильным, тогда и цена на нефть будет стабильной.

Но, ведь, цена на нефть может быть стабильно высокой или стабильно низкой? Что или кто это определяет?

Как я уже говорил, нефть везде разная и ее себестоимость разная. Соответственно, государство, добывающее относительно дешевую нефть может продавать ее по цене ниже рыночной. При этом, оно заработает меньше. Можно попробовать нарастить добычу и превратить качество в количество. Но в любом случае, ни одно государство в мире не может нарастить добычу в таком объеме, который позволит удовлетворить интересы всего земного шара. Тогда найдется еще кто-нибудь, кто тоже скинет цену на нефть и нарастит добычу, чтобы перекрывать свои убытки. В итоге рынок нефти будет пересыщен и цена упадет совсем низко, и от этого пострадают уже все. Чтобы такой бардак не случался, ряд крупнейших (когда-то) нефтедобывающих стран объединились в Организацию стран — экспортеров нефти (ОПЕК, с английского OPEC) и договорились о квотировании.

Квотирование подразумевает ограничение по объемам добычи нефти для каждой страны, входящей в организацию. Во время переговоров, страны договариваются о том количестве нефти, которое можно добывать и продавать на внешнем рынке, и которое не приведет к нарушению баланса спроса-предложения, а значит — будет держать цену нефти в удобном для стран диапазоне.

Россия хоть в ОПЕК и не входит, но держится очень близко, постоянно ведет переговоры с организацией и ее мнение тоже учитывается при принятии некоторых решений. Таким образом страны ОПЕК вместе с Россией долгое время оказывали существенное влияние на цену нефти, и делали они это практически в одиночку.

Но какой бы глубокой не была твоя скважина, всегда найдется тот, у кого скважина глубже. Не сразу, вероятно, но найдется обязательно. Об этом поговорим в следующей части .

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector